0

Следующие шаги Европы

После террористических актов в Лондоне и непринятия французами и голландцами проекта конституционного соглашения Европейского Союза европессимизм опять в моде. Провал июньского саммита ЕС и острые столкновения между Тони Блэром и Жаком Шираком даже вдохновили некоторых на провозглашение начала конца Европы.

Они ошибаются. Европа не умерла и не находится при смерти. Но события последнего времени действительно означают конец одной версии европейской интеграции – «еще более тесного союза», в результате которого должно было возникнуть федеральное государство, которое превратилось бы в новую супердержаву.

Такой результат, однако, был маловероятен даже без недавних осложнений. Как только шесть первоначальных основных стран-членов приняли решение о расширении с включением стран Северной, Южной и, в последнее время, Восточной Европы, старый образ федерального государства был обречен. Конституция была разработана с целью сделать ЕС, состоящий из 25 стран-членов, более эффективным, а не для того, чтобы создать сильное федеральное государство. 

В речах Ширака часто проскальзывают ссылки на «многополюсный мир», в котором Соединенные Штаты больше не являются единственной супердержавой. Недавний опрос общественного мнения, проведенный Pew Research Center, показал, что в глазах многих европейцев США потеряли былую привлекательность, и они хотели бы, чтобы Европа играла более существенную роль в мировой политике. Но даже если Америка и потеряла часть своей привлекательной «мягкой силы», постиндустриальная общественность Европы не готова оплачивать инвестиции в наращивание военной мощи, необходимой для уравновешивания жесткой силы Америки, требующие двукратного или даже трехкратного увеличения оборонных расходов как процента ВВП.