0

Подрезание крыльев евро

Призыв французского президента Николя Саркози к тому, чтобы Европейский Центральный Банк вмешался с целью уменьшить курс постоянно растущего евро, является признаком того, что он не понимает и не доверяет рынкам. Действительно, некоторые сегодня считают Саркози сторонником традиционных принципов Шарля де Голля, который хочет помочь французским производителям, искусственно обесценивая евро.

Прав ли Саркози в своем убеждении в том, что валютные рынки автоматически не устанавливают курсы валют по отношению к основным принципам международной торговли? В конце концов, сопоставимые товары часто продаются во всем мире по достаточно разным ценам. Например, согласно журналу The Economist , БигМак в зоне евро стоит приблизительно три евро – около 4 долларов США по текущему валютному курсу – но в Соединенных Штатах он стоит всего лишь около 3,20 доллара, подразумевая тем самым, что евро переоценен примерно на 25%.

Из тридцатилетней истории «плавающих валют» совершенно очевидно, что обменные курсы, устанавливаемые рынком, часто имеют скачкообразную тенденцию, особенно от паритетных уровней, которые могли бы заставить продавать сопоставимые товары по сопоставимым ценам в разных странах. Таким образом, такие политические деятели как Саркози имеют основания утверждать, что центральные банки должны вмешиваться для ограничения такие скачков.

Но экономисты, включая сотрудников многих центральных банков, обычно не смотрят на вещи с такой точки зрения. Несмотря на широкие и постоянные колебания на фактических денежных рынках, их так называемые «рациональные модели ожиданий» предсказывают, что обменные курсы ни коим образом не должны отклоняться от паритета. Веря в то, что они нашли способ моделировать то, как торговцы валютой должны думать о будущем, они не видят необходимости вмешиваться, потому что, за исключением временных отклонений, рынки всегда дают правильную оценку валютам.