Китайский потребительский коммунизм

С середины 80-х годов XX века Китай разительно изменился. Долго не бывших в стране гостей сбивает с толку не просто увеличившееся число шоссейных дорог, рекламных щитов и небоскребов. Даже посещение книжного магазина может шокировать любого, кто впервые познакомился с Китаем несколько десятилетий назад, когда казалось непостижимым, что работы немарксистских теоретиков когда-нибудь численно превзойдут написанные марксистами. Одной из театральных трупп было даже позволено поставить на сцене «Скотный двор», знаменитую анти-авторитарную аллегорию Джорджа Оруэлла, ранее известную читателям стран социалистического блока лишь по подпольным изданиям.

Конечно же, изменения кроются глубже. В 1980-е годы на улицах городов не было попрошаек, а основная линия социального раскола отделяла небольшое количество людей с хорошими политическими связями, ведшими привилегированный образ жизни, от всех остальных. Сейчас есть как нищие, так и процветающий средний класс. Раньше субботним вечером в Шанхае было трудно найти, чем заняться. Сейчас, журнал «Тайм» называет город местом, где «происходит больше всего событий» в мире.

Двадцать лет назад, когда я готовился к своей первой поездке в Китай, мрачный шедевр Джорджа Оруэлла, «1984», казался подходящей призмой, сквозь которую стоило смотреть на эту «народную республику». Контроль в Китае едва ли был настолько строгим, чтобы казаться воплощением всеобъемлющего авторитарного государства – «Старшего Брата», но параллели все-таки провести было можно, от порицания многих форм «буржуазных» удовольствий и развлечений, до периодических пропагандистских кампаний, настаивавших, что два плюс два равняется пять.

To continue reading, please log in or enter your email address.

Registration is quick and easy and requires only your email address. If you already have an account with us, please log in. Or subscribe now for unlimited access.

required

Log in

http://prosyn.org/9p5lRzi/ru;