0

Кризис в Боливии, неудача Латинской Америки

Боливия по всем определениям является не типичной латиноамериканской страной. Но для Гаити, это беднейшая страна в Западном Полушарии и даже еще менее стабильная, в истории которой более двухсот переворотов со дня ее независимости.

В регионе, у которого большое национальное прошлое, но разрозненное и изолированное настоящее, Боливия, наряду с Гватемалой, возможно, является единственной страной в Латинской Америке, где местные люди составляют большую часть населения. Ее топография и этническое распределение вызывают формирование автономистских и даже сепаратистских сил, которые угрожают национальному единству более зловещим образом, чем где-либо еще. И, конечно же, наряду с Парагваем, она является единственной страной на субконтиненте, не имеющей выхода к морю.

Так что, было бы очень неблагоразумно предрекать распространение сегодняшнего кризиса в Боливии на всю остальную Латинскую Америку. Слишком просто сделать вывод: учреждения в любом другом месте намного сильнее, уровень бедности – и особенно полной нищеты – сокращается, а борьба за природные ресурсы в значительной степени улеглась. Даже в таких местах, как Венесуэла, где наряду с огромными запасами нефти есть националистическое правительство с традиционными взглядами, статус-кво , разрешающий вложение иностранных инвестиций в энергетические ресурсы, пережил почти восемь лет правления президента Хуго Чавеза.

В то время, как существование местных движений – это действительность многих стран, от Чьяпас до "Араукании", от Амазонии до Аякучо, нигде в Латинской Америке они не представляют настоящую угрозу национальной целостности. Таким образом, кризис в Боливии не является предрекающим; и древняя “теория домино”, которую разделяли и Линдон Джонсон, и Че Гевара в отношении Боливии, не кажется ни обоснованной, ни даже наполовину рациональной.