0

Хрупкие особые отношения в Азии

НЬЮ-ДЕЛИ. «Цзы-цинь задал Цзы-гуну несколько вопросов; Цзы-гун ответил: ... Наш господин все делает, будучи радушным, искренним, вежливым, сдержанным, почтительным. Это наш … путь». Но будет ли премьер-министр Китая Вэнь Цзябао придерживаться этого стандарта, приведенного в литературном сборнике Конфуция, во время своего текущего визита в Индию?

В мире есть несколько различных «особых отношений». Партнерство США с Великобританией выковано в войне ‑ и является оплотом Запада на протяжении более полувека. Американо-советское соперничество эпохи холодной войны было особым в тех отношениях между двумя странами, которые определяли судьбу мира до распада СССР. Теперь США и Китай, как говорят, выковывают новые особые отношения.

Но, заглядывая в будущее Азии ‑ и, на самом деле, в будущее мировой дипломатии ‑ именно отношения между наиболее густонаселенными странами мира и двумя крупнейшими странами с развивающейся экономикой, Индией и Китаем, будут все больше определять глобальную повестку дня. Изменение Японией военной доктрины в первый раз со времен начала холодной войны – сдвиг, который имплицитно представляет для Китая наибольшую угрозу ‑ предполагает, что китайское руководство должно обратить пристальное внимание на свою региональную стратегию.

Приоритеты Вэня в его поездке в Индию очевидны: торговля, безопасность и, далеко позади, территориальные споры между двумя странами. Такой подход может иметь тактический дипломатический смысл, пока нет шума на заднем плане. Но ему не хватает чувства стратегической срочности, что, учитывая рост международной напряженности в Азии, представляет серьезную стратегическую ошибку.