6

Кризис гуманитарных дисциплин

НЬЮ-ЙОРК – Поразительная симметрия проявляется в дискуссии о будущем высшего образования во всем мире. С одной стороны, растет озабоченность тем фактом, что университеты США и многих европейских стран не справляются с подготовкой достаточного количества выпускников в областях, движущих экономику двадцать первого века, «экономику знаний» – таких, как инженерное дело и информационные технологии. Этот страх привел к тому, что понятие образования сузилось до приобретения практических навыков.

С другой стороны, в некоторых странах Азии беспокоятся по поводу того, что молодым людям, начинающим трудовую карьеру с сильной технической подготовкой, недостает опыта мышления «с выходом за очерченные рамки». Это опасение проявляется в виде первых попыток сделать развитие чувств и воображения частью образования.

Истоки обоих движений заключаются в экономических проблемах. В США, где большинство студентов на первой ступени высшего образования, по крайней мере частично, оплачивают стоимость обучения за свой счет, растет политическое давление за предоставление стимулов наподобие скидок на обучение или списания долгов для студентов естественнонаучных, технических, инженерных или математических специальностей (т. н. отрасли STEM – аббревиатура от их английских названий: science, technology, engineering, mathematics). Обсуждаются также меры по снижению затрат, такие как сжатие программ, традиционно рассчитанных на четыре года, до трех лет – за счет сокращения или упразднения факультативных курсов по «непрактичным» предметам, таким как литература, философия и искусство.

Между тем, в Гонконге, Сингапуре и Китае призывают к расширению университетских программ, с тем чтобы студенты могли получить широкое, не стесненное рамками образование, в надежде на то, что выпускники будут более склонны к экспериментам и инновациям. Гонконгский университет, например, продлил свои программы бакалавриата с трех лет до четырех.