0

Теория европейского гражданства

Есть нечто трагическое в том, как развивается сейчас Европа. Марш демократии по всему континенту и образование единого рынка на большей части Европы создали беспрецедентную стабильность, безопасность и процветание. Новая единая валюта евро и обещание Европейского Союза принять в 2004 году ни много ни мало 10 новых членов являются яркими показателями происходящей интеграции.

Тем не менее, способность европейских институтов осуществить более глубокую и широкую интеграцию все больше и больше подрывается живучестью противоречивого и давно устаревшего идеала: государства-нации как основы политической законности и суверенитета. Это большей частью происходит из-за того, что идею общеевропейского гражданства зачастую воспринимают по аналогии как идею национального гражданства, и потому процесс дальнейшей интеграции Европы вызывает такое большое опасение и сопротивление.

Традиционно понимаемое государство-нация создавало гражданство как нечто конкурирующее с принадлежностью к пришедшим в упадок сообществам. Венецианцы стали итальянцами, баварцы стали немцами и так далее. Создатели наций по всей Европе способствовали - с разной степенью успеха, конечно - появлению доминирующей культуры, официального языка и собирательного наименования, создаваемого отчасти на основе различий по отношению к соседним государствам, народам и культурам. Национальные меньшинства повсеместно сталкивались с изгнанием или очень сильным официальным принуждением к ассимиляции.

В этом смысле рамки европейского государства-нации были непригодным даже для первоначальных шести членов Европейского Сообщества - все они являются высокоразвитыми промышленными странами с похожими социальными и политическими традициями и институтами. Для нынешних 15 членов Евросоюза это тем более не годится, а дальнейшее его расширение означает, что большое число входящих в Евросоюз сообществ, культур, языков, религий и мировоззрений увеличится еще больше. Единый «народ», определяющий гражданство в традиционном государстве-нации, можно создать только если ввергнуть Европу в ужасающую полосу насилия и войн, длящихся целыми поколениями, если не веками.