0

Глобальный урок гражданских прав

СТАМБУЛ. Реальность колоссальной мировой взаимозависимости хорошо известна. Мы видели, как финансовая архитектура в Соединённых Штатах может определять экономический рост в любой части мира; как выбросы углекислого газа в Китае в конечном итоге влияют на урожайность и уровень жизни во Вьетнаме, Бангладеш, на Мальдивах и далее; как эпидемия в Мексике подвергает опасности ритм общественной жизни в США; или как вулканический пепел из Исландии влияет на авиаперелёты над всей Европой.

Мы также хорошо знакомы с теми трудностями, с которыми постоянно сталкиваются национальные государства при разработке и осуществлении решений глобальных проблем, и нам приходилось при рассмотрении подобных затруднений полагаться на две распространённые модели. Первая состоит из широкого круга создаваемых для конкретных целей альянсов и решений. Когда стандартные глобальные общественные инструменты здравоохранения оказываются недостаточными, мы создаём Всемирный фонд по борьбе с туберкулёзом, СПИДом и малярией. Когда Интернет стал глобальным, его управление перешло к ICANN, интернет-корпорации по присвоению имен и номеров, которая привлекает к управлению голоса индивидуальных пользователей Интернета – существенное отступление от межправительственного принципа многосторонности.

США, как наиболее влиятельный член международной системы, в глобальном управлении склоняется к предпочтению конкретных специальных подходов. С её обширными ресурсами и альянсами, специальные решения позволяют Америке эффективно продвигать свои интересы без лишних сложностей из-за более долговременных правил, обычаев и структур.

Европейцы предпочитают полагаться на системные нормы права, а также на то, что стало известно как глобальная парадигма общественных благ. Приверженцы этого взгляда указывают, прежде всего, на существование определённых жизненно важных глобальных общественных благ (климат, как наиболее наглядный пример).