0

Десятилетие правления Уго Чавеса

САН-ХОСЕ. Нам следовало бы знать, что что-то было неправильно, когда во время инаугурации 2 февраля 1999 года президент Уго Чавес поклялся на Конституции, которой всего 40 лет, называя ее при этом “устаревшей”.

Имея “устаревшую” конституцию, как она теперь называется, Венесуэла пережила не только мирную смену восьми президентов, но и наслаждалась плодами демократического плюрализма и гражданскими и политическими свободами. Конечно, за этот период в Венесуэле было столько много коррупции и политической безответственности, сколько могут позволить баррели нефти. Тем не менее, Венесуэла достигла намного лучшего результата, чем средняя латиноамериканская страна. Это не была Швейцария, но, по всем показателям, это была настоящая демократия.

Теперь это не так. Выборы еще проводятся, но наследие десятилетия нахождения у власти  Чавеса состоит в разрушении демократических институтов. Будучи выбранным большинством голосов избирателей, которые хотели, чтобы он очистил политическое зло предыдущего правительства, Чавес решил вместе с водой выплеснуть и ребенка. Предыдущий режим, включая его систему сдержек и противовесов, действительно исчез, но его пороки – в частности, взяточничество и демагогия – стали еще более выраженными, чем когда-либо. Точно как и 10 лет назад, Венесуэла, которая когда-то было местом назначения иммигрантов со всего мира, остается слаборазвитой страной.

Более фундаментально, Чавес представляет идеи, которые давно душат политический и экономический рост Латинской Америки. Это включает идею о том, что социальная справедливость может быть достигнута только, если уйти с пути реформ и отвергнуть “буржуазные” демократические формы ради блага “настоящей” демократии, рожденной на революционной чистоте и пророческих мечтах лидеров. Это просто ошибочно. Хотя революция Чавеса сделала некоторый прогресс, что касается бедности и неравенства, она едва жизнеспособна и похожа на попечительство.