11

Проверка парадокса производительности

ВАШИНГТОН – В течение последнего десятилетия в большинстве крупных развитых стран серьёзно замедлился рост производительности, несмотря на впечатляющий прогресс в сфере компьютерных технологий, мобильной связи и робототехники. Предполагалось, что все эти достижения должны повысить производительность. Однако в США, являющихся мировом лидером в области технологических инноваций, средние темпы роста производительности труда в бизнес-секторе в 2004-2014 годах не достигли и половины уровня предыдущего десятилетия. Что происходит?

Существует теория, ставшая в последнее время весьма популярной, согласно которой, так называемого парадокса производительности на самом деле нет. Логика такова: это лишь кажется, будто темпы роста производительности падают, потому что статистика, которой мы пользуемся, не улавливает в полной мере новый прирост производительности. Это особенно касается новых, высококачественных информационных и коммуникационных технологий (ИКТ). Если цены не отражают роста качества новых продуктов, значит, дефляторы цен завышены, а реальные объёмы выпуска занижены.

 1972 Hoover Dam

Trump and the End of the West?

As the US president-elect fills his administration, the direction of American policy is coming into focus. Project Syndicate contributors interpret what’s on the horizon.

Более того, как подчёркивают скептики, стандартные показатели производительности рассчитываются на основе ВВП, в котором по определению учитывается только произведённая продукция (выпуск). Так называемый потребительский излишек при этом игнорируется, хотя он быстро растёт, благодаря интернет-сервисам, которые приносят потребителям значительную выгоду по цене, близкой к нулю (например, поисковая система Google или Facebook).

В этих рассуждениях есть определённая логика. Действительно, как подтвердил последний отчёт об исследовании проблемы производительности, проводимом Институтом Брукингса совместно с Фондом Чумира, прирост производительности, создаваемый новыми технологиями, недооценивается, и это вызвано проблемами с измерением меняющегося качества продуктов и потребительского излишка.

Однако, продолжают авторы отчёта, этими двумя видами ошибок в измерениях можно объяснить лишь сравнительно небольшую часть замедления экономического прироста. Кроме того, такого рода ошибки существуют уже давно, и не похоже, чтобы в последние годы их влияние существенно возросло. Вывод однозначен: замедление темпов роста производительности является реальным.

Теперь нам следует рассмотреть другой компонент этого парадокса – технологические инновации. Многие доказывают, что реальная проблема заключается в меньшем эффекте последних технологических инноваций, по сравнению с инновациями прошлого. Новые ИКТ-технологии, утверждают «техно-пессимисты», просто не приносят таких значимых для всей экономики выгод, которые появились благодаря, например, двигателю внутреннего сгорания или электрификации. Со своей стороны, «техно-оптимисты» верят, что прогресс ИКТ на самом деле потенциально может стать мотором роста производительности; просто выгоды этих инноваций проявляются с задержками и имеют волнообразный характер.

А что говорят цифры? Данные компаний показывают, что темпы роста производительности сохраняются на сравнительно хорошем уровне у тех предприятий, которые находятся в авангарде технологического прогресса. С наибольшим замедлением темпов столкнулись компании, которые менее всего продвинуты технологически. Это означает, что проблема, возможно, не столько в самих по себе технологиях, сколько в их медленном освоении.

У падения роста производительности есть и макроэкономический компонент, связанный с недостаточностью совокупного спроса. По мнению бывшего министра финансов США Ларри Саммерса, если желаемый уровень инвестиций оказывается ниже желаемого уровня сбережений (даже несмотря на то, что номинальные процентные ставки близки к нулю), тогда хронически недостаточный спрос начинает сдерживать рост ВВП и производительности, что приводит к так называемой «вековой стагнации».

Однако все эти аргументы, касающиеся аспектов предложения и спроса в экономике, конечно, неразрывно связаны. Мнение техно-пессимистов может привести к снижению ожиданий по поводу прибыли, что негативно влияет на желание инвестировать. Тем временем, избыточная концентрация доходов способствует созданию избыточных сбережений (причём неадекватное освоение технологий может только усугублять эту ситуацию).

Любая стратегия по решению проблем, ведущих к снижению роста производительности, в том числе неадекватного уровня освоения технологий или неравенства доходов, должна предусматривать устранение барьеров в части профессиональных навыков и способностей рынка труда к быстрой адаптации. На сегодня работники, особенно из групп с низкими доходами, медленно реагируют на возникающий спрос на новые, более сложные профессиональные навыки из-за пробелов в образовании и профессиональной подготовке, строгостях регулирования рынка труда, а также, возможно, географических факторов. Все эти факторы, наряду с особенностями некоторых рентных рынков, где победителю достаётся всё, ведут к углублению неравенства и снижению уровня рыночной конкуренции.

Столь же важно стимулировать инвестиции. После мирового финансового кризиса 2008 года в большинстве развитых стран и во многих развивающихся странах уровень инвестиций резко упал, и пока что он ещё не вернулся к докризисным уровням. Инновации зачастую неразрывно связаны с капиталом; нужны новые инвестиции, чтобы инновации могли распространиться во всей экономике.

Fake news or real views Learn More

К счастью, мировые лидеры, похоже, осознают эти приоритеты. На недавнем саммите «Большой двадцатки» в китайском Ханчжоу мировые лидеры подчеркнули необходимость увеличивать объёмы инвестиций и ускорять структурные реформы, повышающие производительность и потенциальный рост экономики. Можно надеяться, что это станет первым шагом к выработке интегрированного подхода для победы над силами, препятствующими распространению технологий, подрывающими конкурентоспособность, увеличивающим неравенство.

Мы не знаем, как именно новые технологии повлияют на мировую экономику в долгосрочной перспективе. Но одно мы знаем точно: парадокс производительности реально существует, и он способствует росту неравенства во многих странах. Пришло время заняться этой проблемой.