Friday, July 25, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

Загадка процентных ставок Америки

Большой загадкой современной мировой экономики является длительный низкий уровень реальных долгосрочных процентных ставок в США. Макроэкономисты, придерживающиеся традиционных взглядов, подобно мне, смотрят на дефицит по текущим операциям Америки, теперь приближающийся к 7 % от ВВП, и знают, что такие обширные дефициты неизбежно сопровождаются значительными обесцениваниями валюты. Так что мы ожидаем существенной, вызванной обесцениванием, прибавки процентных ставок в США.

Если в следующие десять лет доллар упадет еще на 20 % по отношению к евро, то долгосрочные процентные ставки в США должны быть на две процентные точки выше ставок в евро. Если падение составит 40% по отношению к иене, то ставки должны быть выше на 4 процентных точки по сравнению с японскими. Если падение доллара составит 60% по отношению к китайскому юаню, то долгосрочные процентные ставки в США должны быть на шесть процентных точек выше китайских ставок. Но мы не видим никаких симптомов этого.

Загадка состоит не только в том, что долгосрочные процентные ставки слишком низки с точки зрения международной ситуации, но и в том, что они низки и с точки зрения ситуации внутри Америки. Администрация Буша по-прежнему не имеет никаких планов по латанию дыр, которые образовались из-за ее средневековой политики, согласно которой кровопускание доходных статей бюджета считается средством решения всех экономических проблем

Это предполагает, что если внутренние американские нормы сбережений радикально не повысятся – ничто пока не указывает на такую тенденцию – и если инвестиционные затраты не останутся ненормально низкими до конца этого десятилетия, то предложения заемных средств на финансирование инвестиций вскоре будут гораздо меньше спроса, когда текущий дефицит приближается к устойчивым уровням. Но когда предложение меньше спроса, цены резко взлетают.

В этом случае цена заемных фондов является реальной процентной ставкой. Ожидание, что процентные ставки будут высокими когда-нибудь в течение следующего десятилетия, означало бы сегодня высокие процентные ставки по долгосрочным облигациям.

Финансовые рынки еще неадекватно оценивают обесценивание доллара и сопутствующее повышение долговременных процентных ставок США. Когда мы, макроэкономисты, общаемся с нашими друзьями с Уолл-Стрит, то мы обнаруживаем, что для них это вообще не является загадкой.

Напротив, они недоумевают, почему мы смотрим на теперешний низкий уровень долгосрочных процентных ставок США, как на достойную внимания проблему. С их точки зрения, в настоящее время высокий спрос на долгосрочные ценные бумаги в долларовой номинации легко объясним: Центральные банки Азии покупают такие облигации, чтобы стабилизировать их валюты, а министерство финансов США выпускает кратковременные обязательства (и поэтому не выпускает долгосрочные ценные бумаги), а американские компании не предпринимают никаких видов инвестирования, которые заставили бы их осуществлять выпуск долгосрочных облигаций.

Но в каждой неправильной оценке рынка присутствует возможность получения прибыли: если долгосрочные процентные ставки слишком низки, а цены на долгосрочные облигации слишком высоки, инвесторы с короткими долгосрочными американскими облигациями размещают деньги где-то еще, ждут возвращения цен на облигации к фундаментальным и потом покрывают свои короткие позиции. Действуя так, они сегодня способствуют приближению цен к фундаментальным.

Как бы то ни было «уоллстритовцы» предлагают контраргумент: для некоторого финансового учреждения, скажем, делать ставку на понижение доллара по отношению к юаню в течение следующих пяти лет, при этом используя значительный объем заемных средств, означало бы подвергнуть его выживание риску если торги пойдут по неправильному пути. А торги иногда идут по неправильному пути: вспомните крушение хеджевого фонда Long-Term Capital Management.

Существование крупных игроков на финансовом рынке, которые не заботятся о максимизации своих доходов, увеличивает риск тех, кто делает такие ставки. Если, скажем, Банк Китая и Федеральный резервный банк решат преподнести урок спекулянтам, подняв стоимость доллара по отношению к юаню на 20 % в течение месяца, что они могут сделать, приведя, таким образом, многие финансовые учреждения с короткими позициями к банкротству.

Аналогично, некоторое финансовое учреждение, которое делает ставку на крутой подъем долгосрочных процентных ставок в течение следующих пяти лет с использованием значительных заемных средств, также подвергает свое выживание риску. Потому, что где же им размещать свои деньги?

Доход от сдачи недвижимости в наем и дивиденды с рынка ценных бумаг низки, а цены на недвижимость и на акции могут упасть так же, а то и больше, чем цены на облигации, если процентные ставки резко увеличатся. Только бизнес, который способен давать долгосрочные займы теперь, обеспечивать низкую реальную процентную ставку, и инвестировать в повышение своих мощностей может делать ставки внутри страны на то, что процентные ставки повысятся. Но американские предприятия видят достаточно риска в будущем, чтобы с осторожностью относиться к возможности зависнуть с неиспользованными мощностями.

Экономисты верят, что рыночные силы принудят цены вернуться к фундаментальным. Но мы не достаточно внимательны, чтобы различать ситуации, в которых приводящие в равновесие силы действуют на полную мощь, от тех в которых такие силы слабы. Доллар будет падать, а американские долгосрочные процентные ставки будут расти, но только если трейдеры с Уолл-Стрит и где бы то ни было решат, что держать доллары и долгосрочные облигации США более рискованно в краткосрочном плане. Если такое случится, то далекое будущее наступит уже сейчас.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured