5

Обратная сторона незначительного роста

РИО-ДЕ-ЖАНЕЙРО. С конца прошлого года ряд позитивных изменений повысил доверие инвесторов и привел к резкому ралли в рисковых активах, начиная с глобального рынка акций и сырьевых товаров. Макроэкономические данные из США улучшились; компании голубых фишек в странах с развитой экономикой остаются высокорентабельными, Китай и развивающиеся рынки замедлились лишь незначительно, а риск беспорядочного дефолта и/или выхода некоторых членов еврозоны снизился.

Кроме того, под управлением своего нового президента, Марио Драги, Европейский центральный банк проявляет готовность сделать все необходимое, чтобы снизить нагрузку на банковскую систему еврозоны и правительства, а также снизить процентные ставки. Центральные банки развитых и развивающихся стран обеспечили массивные вливания ликвидности. Волатильность снижается, доверие растет, и неприятие риска значительно ниже ‑ на данный момент.

Но в этом году, вероятно, материализуются по крайней мере четыре скрытых риска, подрывая рост мировой экономики и, в конечном итоге, негативно сказываясь на уверенности инвесторов и рыночных оценках рисковых активов.

Во-первых, еврозона находится в глубокой рецессии, особенно на периферии, но теперь также и в основных экономиках, по мере того как последние данные показывают сокращение производства в Германии и Франции. Кредитный кризис в банковской системе становится все более серьезным, по мере того как банки проводят делеверидж, продавая активы и лимитируя кредиты, тем самым усугубляя спад.

Между тем, не только жесткая экономия бюджетных средств подталкивает периферийные страны еврозоны в экономическое свободное падение – будет сохраняться потеря конкурентоспособности, по мере того как ослабление перспективы беспорядочных дефолтов укрепляет евро. Для восстановления конкурентоспособности и экономического роста в этих странах евро должен падать до паритета с долларом США. И, в то время как риск беспорядочного обвала Греции теперь отступает, он возродится в этом году в виде политической нестабильности, гражданских волнений и более жесткой бюджетной экономии, что превратит греческую рецессию в депрессию.

Во-вторых, сейчас наблюдается ослабление производительности в Китае и остальной части Азии. В Китае экономический спад не вызывает сомнений. Рост экспорта резко снизился, становясь негативным по отношению к периферии еврозоны. Рост импорта, признак будущего экспорта, также снизился.

Кроме того, китайские инвестиции в жилье и коммерческую недвижимость резко замедляются, по мере того как цены на жилье начинают падать. Инвестиции в инфраструктуру также на спаде, и многие проекты строительства высокоскоростных железных дорог сейчас приостановлены, а местные органы власти и специальные целевые компании (SPV) пытаются получить средства на фоне ужесточения условий кредитования и снижения доходов от продажи земельных участков.

Что касается других стран Азии, то экономика Сингапура сократилась во второй раз за три квартала в конце 2011 года. Правительство Индии прогнозирует рост ВВП в 2012 году на 6,9%, что будет самым низким показателем с 2009 года. Экономика Тайваня вошла в техническую рецессию в четвертом квартале 2011 года. Экономика Южной Кореи выросла на 0,4% за тот же период – самый медленный темп за два года ‑ в то время как ВВП Японии сократился больше, чем ожидалось ‑ на 2,3%, по мере того как укрепление иены отяготило экспорт.

В-третьих, в то время как данные по США были удивительно обнадеживающими, темпы роста Америки, похоже, находятся на пике. Ужесточение бюджетной политики будет возрастать в 2012 и 2013 годах, способствуя замедлению, как и окончание срока налоговых льгот, которые повысили капитальные расходы в 2011 году. Кроме того, учитывая продолжающиеся недомогания кредитных и жилищных рынков, частное потребление будет оставаться подавленным; в действительности два процентных пункта из 2,8% экспансии в последнем квартале 2011 года отразили рост запасов, а не конечных продаж. А что касается внешнего спроса, в целом сильный доллар наряду с глобальным спадом и спадом в еврозоне ослабит американский экспорт, в то время как все еще повышенные цены на нефть увеличат счет импорта энергоносителей, далее препятствуя росту.

Наконец, геополитическ��е риски на Ближнем Востоке растут в связи с возможностью израильского военного ответа на ядерные амбиции Ирана. Хотя риск вооруженных конфликтов остается на низком уровне, нынешняя война слов усиливается, так же как и скрытая война, которую Израиль и США ведут с Ираном; и теперь Иран поддерживает теракты против израильских дипломатов. Исламская Республика, стоя спиной к стене, переживая укусы санкций, может предпринять шаги, потопив несколько судов, чтобы заблокировать Ормузский пролив или развязать руки своим доверенным лицам в регионе ‑ проиранским шиитам в Ираке, Бахрейне, Кувейте и Саудовской Аравии, а также Хезболле в Ливане и Хамасу в секторе Газа.

Кроме того, существует более широкая геополитическая напряженность на Ближнем Востоке, которая не ослабнет ‑ и которая может усилиться. Арабская весна привела к относительно благоприятному исходу в Тунисе, где она началась, но события в Египте, Ливии, Йемене остаются гораздо более неопределенными, в то время как Сирия находится на грани гражданской войны. Кроме того, имеется серьезная озабоченность по поводу политической стабильности в Бахрейне и богатой нефтью Восточной провинции Саудовской Аравии, а также, возможно, даже в Кувейте и Иордании ‑ районах со значительным шиитским или другим беспокойным населением.

Помимо стран, пострадавших от арабской весны, рост напряженности между шиитами, курдами и суннитами в Ираке после вывода американских войск не сулит ничего хорошего для повышения добычи нефти. Кроме того, продолжается конфликт между израильтянами и палестинцами, а также напряженность между Израилем и Турцией.

Другими словами, есть много вещей, которые могут пойти не так на Ближнем Востоке, любая комбинация которых может сразу разжечь опасения на рынках и привести к гораздо более высоким ценам на нефть. Несмотря на слабый экономический рост в развитых странах и замедление во многих развивающихся странах, нефть уже находится в районе 100 долларов США за баррель. Но страх может подтолкнуть ее значительно выше, с предсказуемым негативным влиянием на мировую экономику.

С таким большим количеством рисков в столь многих местах неудивительно, что инвесторы в конечном итоге будут ценить в своих портфелях ликвидность, вновь избегая рискованных основных активов, когда эти побочные риски материализуются. Это еще одна причина полагать, что глобальная экономика по-прежнему далека от достижения сбалансированного и устойчивого восстановления.