0

Чернобыльский перелом

Возможно авария на Чернобыльской АЭС, которая произошла в этот месяц 20 лет назад, даже в большей степени, чем начало моей перестройки, явилась реальной причиной распада Советского Союза пять лет спустя. Действительно, чернобыльская катастрофа была поворотным моментом в истории: была эра до катастрофы и началась совершенно другая эра после нее.

В то самое утро 26 апреля 1986 года, когда на чернобыльской атомной станции произошел взрыв, политбюро собралось, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию, затем была организована правительственная комиссия, которая должна была разобраться с последствиями. Комиссия должна была контролировать ситуацию и гарантировать, что были приняты серьезные меры, особенно в отношении здоровья людей, оказавшихся в зоне бедствия. Кроме того, Академия Наук определила группу ведущих ученых, которые немедленно были отправлены в Чернобыльскую область.

У политбюро сразу не оказалось достоверной и полной информации, которая могла бы повлиять на ситуацию после взрыва. Тем не менее, решение о том, что мы должны открыто делиться информацией, по мере ее получения, было общим решением политбюро. Это бы соответствовало духу политики Гласности, которая к тому времени уже укоренилась в Советском Союзе.

Таким образом, заявления о том, что политбюро было замешано в укрывательстве информации о катастрофе далеки от правды. Одной из причин того, что не было никакого преднамеренного обмана, как я полагаю, является тот факт, что когда сразу же после катастрофы правительственная комиссия посетила место происшествия и осталась на ночь в Полесье, который находиться рядом с Чернобылем, все ее члены употребляли обычную пищу и воду, а так же перемещались без респираторов, как и все остальные, кто там работал. Если бы местная администрация или ученые знали о реальных масштабах катастрофы, они бы наверняка не стали так рисковать.

По сути, никто тогда не знал правды и поэтому все наши попытки получить полную информацию о масштабах катастрофы оказывались тщетными. Мы изначально верили в то, что самое большое воздействие взрыв окажет на Украину, но Беларусь, расположенная на северо-западе, оказалась поражена еще сильнее, а затем от последствий пострадали еще и Польша, и Швеция.

Конечно, впервые мир узнал о чернобыльской катастрофе от шведских ученых, которые пытались создать впечатление, что мы что-то скрывали. Но, по правде говоря, у нас не было ничего, чтобы мы могли скрыть, поскольку сами мы не располагали никакой информацией в течение полутора дней. Только несколько дней спустя, мы узнали, что произошедшее было не простым несчастным случаем, а подлинной ядерной катастрофой – взорвался четвертый чернобыльский реактор.

Несмотря на то, что первое сообщение о Чернобыле появилось в Правде только 28 апреля, ситуация все еще оставалась совершенно неясной. Например, когда взорвался реактор, огонь немедленно был потушен водой, которая только ухудшила ситуацию, поскольку ядерные частицы начали распространяться в атмосфере. Между тем, мы все же оказались в состоянии принять меры, направленные на помощь людям, оказавшимся в зоне бедствия; они были эвакуированы, а более 200 медицинских организаций были заняты обследованием населения на предмет радиационного отравления.

Существовала серьезная опасность того, что содержание ядерного реактора просочится в почву, а затем попадет в реку Днепр и, таким образом, подвергнет опасности население Киева и других городов, расположенных на берегах реки. По этой причине мы начали работу по защите речных берегов, начав с полной дезактивации завода в Чернобыле. Ресурсы огромной страны были мобилизованы для того, чтобы взять под контроль разорение, включая работу по подготовке саркофага, который должен был накрыть четвертый реактор.

Чернобыльская трагедия в большей степени, чем что-либо другое, открыла возможность свободы самовыражения, так, что та система, которую мы знали, больше не могла продолжать такое существование. Она сделала абсолютно ясным то, насколько важно было продолжать политику гласности; и я должен сказать, что я начал думать о времени в до-чернобыльском и после-чернобыльском периодах.

Цена чернобыльской катастрофы была чрезвычайно высокой, не только в плане человеческих жертв, но и в плане экономики. Даже сегодня, наследство Чернобыля влияет на экономические системы России, Украины и Белоруссии. Некоторые даже предполагают, что экономическая цена, которую заплатил СССР, была настолько высока, что она остановила гонку вооружений, поскольку я больше не мог продолжать наращивать оружие и одновременно платить за очистку Чернобыля.

Такое предположение неверно. Моя декларация от 15 января 1986 года, является довольно известной во всем мире. Я обратился к проблеме сокращения оружия, включая ядерное оружие и я предложил, чтобы к 2000 году ни одна страна не имела атомного оружия. Я лично чувствовал моральную ответственность за необходимость окончания гонки вооружений. Но Чернобыль открыл мои глаза, как ничто другое: он показал ужасные последствия ядерной мощи, даже когда она используется не в военных целях. Любой теперь мог довольно отчетливо представить, что могло бы случиться, если бы взорвалась ядерная бомба. Согласно научным экспертам, одна ракета СС-18 могла содержать в себе сотню Чернобылей.

К сожалению, проблема ядерного оружия сегодня все еще является очень серьезной. Страны, которые его имеют – члены так называемого “ядерного клуба” – не спешат от него избавиться. Напротив, они продолжают усовершенствовать свои арсеналы, в то время как страны не имеющие ядерного оружия хотят его заполучить, полагая, что монополия ядерного клуба является угрозой миру во всем мире.

Двадцатая годовщина чернобыльской катастрофы напоминает нам о том, что мы не должны забывать ужасный урок, который был преподан миру в 1986 году. Мы должны предпринять все, что в наших силах, чтобы сделать все ядерное оборудование надежным и безопасным. Мы также должны начать серьезно работать над получением альтернативных источников энергии.

Тот факт, что мировые лидеры сегодня все чаще говорят о такой необходимости, наводит на мысль о том, что чернобыльский урок наконец был усвоен.