Friday, April 18, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

Проверка на релевантность ФРС

НЬЮ-ЙОРК. С процентными ставками близкими к нулю Федеральная резервная система США и другие центральные банки пытаются сохранить свою актуальность. Последняя стрела в колчане – это так называемое валютное регулирование (ВР), и оно, вероятно, будет почти таким же неэффективным в возрождении экономики США, как и все другое, что ФРС пыталась сделать в последние годы. Хуже того, ВР, скорее всего, будет стоить дорого налогоплательщикам, снижая эффективность ФРС на долгие годы.

Джон Мейнард Кейнс утверждал, что денежно-кредитная политика была неэффективной во время Великой депрессии. Центральные банки лучше справлялись с ограничением иррационального изобилия рынков в периоды пузырей – ограничивая доступность кредитов и повышая процентные ставки, чтобы обуздать экономику ‑ чем с продвижением инвестиций в периоды рецессий. Вот почему хорошая денежно-кредитная политика направлена на предотвращение возникновения пузырей.

Но ФРС, захваченная в течение более двадцати лет рыночными фундаменталистами и интересами Уолл-стрит, не только не вводила ограничения, но и выступала как группа поддержки. И, сыграв главную роль в создании сегодняшней неразберихи, в настоящее время она пытается восстановить лицо.

Казалось, что снижение процентных ставок в 2001 году сработало, но не так, как должно было быть. Вместо того чтобы стимулировать инвестиции в заводы и оборудование, низкие процентные ставки раздули пузырь недвижимости. Это способствовало потребительскому буму, что означало, что долги были созданы без соответствующих активов, и это способствовало чрезмерным инвестициям в недвижимость, приводя к созданию избыточных мощностей, на ликвидацию которых потребуются годы.

Лучшее, что можно сказать о денежно-кредитной политике за последние несколько лет – это то, что она предотвратила самые тяжелые последствия, которые могли бы последовать за крахом «Lehman Brothers». Но никто не станет утверждать, что снижение краткосрочных процентных ставок стимулировало инвестиции. Действительно, кредитование бизнеса ‑ в частности, малого бизнеса ‑ как в США, так и в Европе, по-прежнему заметно ниже докризисного уровня. Федеральная резервная система и Европейский центральный банк ничего с этим не сделали.

Кажется, что они по-прежнему влюблены в стандартные модели кредитно-денежной политики, в которых все, что должны сделать центральные банки, чтобы заставить работать экономику ‑ это снизить процентные ставки. Стандартные модели не смогли предсказать кризис, но плохие идеи умирают медленной смертью. Таким образом, поскольку снижение ставок по краткосрочным казначейским векселям почти до нуля не принесло успеха, надежда стала заключаться в том, что снижение долгосрочных процентных ставок будет стимулировать экономику. Шансы на успех также близки к нулю.

Крупные фирмы всегда имеют наличные деньги, и незначительное снижение процентных ставок не окажет на них большого влияния. А снижение ставок, по которым платит правительство, не было переведено в соответствующие более низкие процентные ставки для многих мелких фирм, которые очень нуждаются в финансировании.

В большей мере дело касается доступности кредитов. При наличии такого большого количества неустойчивых банков в США, кредитование, вероятно, останется ограниченным. Кроме того, большая часть кредитов для малого бизнеса имеют залоговую основу, но стоимость самого распространенного вида залога, недвижимости, упала.

Усилия администрации Обамы заняться рынком недвижимости привели к плачевным неудачам, возможно, успех заключался только в отсрочке дальнейшего снижения. Но даже оптимисты не верят, что цены на недвижимость существенно возрастут в ближайшее время. Одним словом, ВР ‑ снижение долгосрочных процентных ставок посредством покупки долгосрочных облигаций и ипотечных кредитов – не сможет стимулировать бизнес напрямую в значительной степени.

Тем не менее, это может помочь в двух направлениях. Одно из них – это часть американской стратегии конкурентной девальвации. Официально Америка все еще говорит о достоинствах сильного доллара, однако снижение процентных ставок ослабляет курс. Можно рассматривать это как манипуляции с валютой или как случайный побочный продукт, но более низкие процентные ставки имеют другое значение. Дело в том, что слабый доллар в результате снижения процентных ставок дает США небольшое конкурентное преимущество в торговле.

Пока инвесторы смотрят за пределы США в поиске более высокой доходности, вывод средств из доллара увеличил обменные курсы валют на развивающихся рынках по всему миру. Развивающиеся рынки знают это, и расстроены ‑ Бразилия решительно выразила озабоченность ‑ не только увеличением стоимости своей валюты, но и тем, что приток денег создает риски надувания пузырей активов или запуска инфляции.

Нормальной реакцией центральных банков развивающихся стран на пузыри или инфляцию было бы повышение процентных ставок ‑ тем самым повышая ценность своих валют еще больше. Политика США, таким образом, наносит двойной удар по конкурентной девальвации ‑ ослабляя доллар и заставляя конкурентов укреплять свои валюты (хотя некоторые из них принимают контрмеры, возводя барьеры для притока краткосрочного капитала и осуществляя прямые интервенции на валютных рынках).

Второе направление, на которое ВР может произвести незначительный эффект, заключается в снижении ставок по ипотечным кредитам, что будет способствовать поддержанию цен на недвижимость. Таким образом, ВР окажет некоторый ‑ вероятно, слабый – балансовый эффект.

Но потенциально значительные затраты перевешивают эти незначительные выгоды. ФРС купила ипотечных кредитов на сумму, превышающую 1 трлн долларов США, стоимость которых снизится, когда экономика восстановится ‑ и именно поэтому никто в частном секторе не хочет их покупать.

Правительство может сделать вид, что оно не понесло потерь в капитале, поскольку в отличие от банков от него не требуется использовать учет в текущих ценах. Но не стоит заблуждаться, даже если ФРС продержит облигации до погашения. Попытка сделать потери незамеченными может способствовать тому, что ФРС будет чрезмерно полагаться на непроверенные, сомнительные и дорогостоящие инструменты кредитно-денежной политики ‑ как выплата высоких процентных ставков по резервам, чтобы стимулировать банки не кредитовать.

Хорошо, что ФРС пытается загладить свои удручающие докризисные показатели. К сожалению, далеко не ясно, изменила ли она свое мышление и модели, которые не смогли поддержать экономику в равновесии раньше – и наверняка снова потерпят неудачу. Предыдущие ошибки ФРС стали чрезвычайно дорогостоящими. Такими будут и новые ошибки, даже если ФРС будет стараться скрыть бирку с их стоимостью.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured