24

Обещание абеномики

ТОКИО. Программа премьер-министра Японии Синдзо Абэ по восстановлению экономики своей страны привела к всплеску доверия внутри страны. Но какого уровня доверия заслуживает «Абэномика»?

Интересно, что пристальный взгляд на развитие Японии в течение последних трех десятилетий дает мало оснований для длительных пессимистичных настроений. Действительно, по показателям роста выработки на одного занятого работника Япония имеет довольно хорошие показатели с начала тысячелетия. При сокращающейся рабочей силе стандартная оценка в Японии в 2012 году – то есть до абэномики – показывала рост выработки на одного занятого работника на 3,08% в годовом исчислении. То есть этот показатель значительно лучше, нежели в Соединенных Штатах, где в прошлом году выработка на одного занятого работника выросла всего на 0,37%, и намного лучше, чем в Германии, где она сократилась на 0,25%.

Тем не менее, как правильно понимают многие японцы, абэномика может помочь в восстановлении страны. Абэ делает то, к чему призывали многие экономисты (и я в том числе) в США и Европе: комплексную программу, включающую в себя кредитно-денежную, налогово-бюджетную и структурную политику. Абэ сравнивает такой подход с тремя стрелами: каждая по отдельности может быть согнута, а взятые вместе ‑ нет.

Новый управляющий Банка Японии ‑ Харухико Курода ‑ обладает богатым опытом, накопленным сначала в министерстве финансов, а потом на должности президента Азиатского банка развития. Во время кризиса в Восточной Азии в конце 1990-х он воочию увидел провал общепринятых принципов, продвигаемых казначейством США и Международным валютным фондом. Не будучи преданным устаревшим доктринам центральных банков, он взял на себя обязательства обратить хроническую дефляцию в Японии, установив целевую инфляцию в 2%.

Дефляция увеличивает реальное (с поправкой на инфляцию) долговое бремя, а также реальную процентную ставку. Хотя существует мало свидетельств, говорящих о важности небольших изменений в реальной процентной ставке, воздействие даже легкой дефляции на реальные долги с течением времени может стать значительным.

Позиция Куроды уже ослабила обменный курс иены, сделав японские товары более конкурентоспособными. Это просто отражает реалии взаимозависимости кредитно-денежных политик: если политика так называемого количественного смягчения Федерально�� резервной системы США ослабит доллар, другим странам нужно будет отреагировать, чтобы избежать чрезмерного подорожания их валют. Когда-нибудь мы могли бы добиться более тесной координации в глобальной кредитно-денежной политике; однако на данный момент для Японии имело смысл ответить, хоть и с опозданием, на события в других местах.

Кредитно-денежная политика США была бы более эффективной, если бы уделяла больше внимания кредитным завалам – например, проблемам рефинансирования многих домовладельцев, даже при более низких процентных ставках, или отсутствию доступа к финансированию у малых и средних предприятий. Денежно-кредитная политика Японии, можно надеяться, будет сосредоточена именно на таких важных вопросах.

Однако у Абэ имеется еще две стрелы в его политическом колчане. Критики, которые утверждают, что финансовое стимулирование уже провалилось в Японии в прошлом – приводя только к растрачиванию инвестиций в бесполезную инфраструктуру – допускают две ошибки. Во-первых, нужно рассмотреть гипотетический вариант: как бы развивалась экономика Японии без финансовых стимулов? Учитывая масштабы сокращения кредитных ресурсов после финансового кризиса конца 90-х годов, неудивительно, что государственным расходам не удалось восстановить рост. Без расходов все могло бы обстоять намного хуже; при финансировании безработица никогда не превышала отметки в 5,8%, а во время мук мирового финансового кризиса ни разу не превысила отметки в 5,5%. Во-вторых, любой человек, посетивший Японию, признает преимущества ее инвестиций в инфраструктуру (Америка здесь могла бы получить ценный урок).

Реальная проблема будет заключаться в изготовлении третьей стрелы, которую Абэ называет «рост». Сюда входит политика, направленная на реструктуризацию экономики, повышение производительности труда и увеличение участия рабочей силы, особенно женщин.

Некоторые говорят о «дерегуляции» ‑ слово, по праву имеющее дурную славу после мирового финансового кризиса. Однако для Японии было бы ошибкой «откатить» свои экологические нормы или нормы здравоохранения и техники безопасности.

Необходимо правильное регулирование. В некоторых сферах потребуется более активное участие правительства для обеспечения более эффективной конкуренции. Однако многие требующие реформ сферы, например сфера найма, требуют изменений в соглашениях частного сектора, а не в правительственных постановлениях. Абэ может задавать тон, но не диктовать результаты. Например, он попросил фирмы увеличить заработные платы своих работников, и многие фирмы планируют предоставить бонусы больше обычных по окончании финансового года в марте.

Скорее всего, очень важны будут усилия правительства по повышению производительности в сфере услуг. Например, Япония находится в хорошем положении для использования синергии между улучшением сектора здравоохранения и своими возможностями производства мирового уровня для развития медицинского оборудования.

Семейная политика, наряду с изменениями в практике корпоративного труда, может усилить изменение нравов, что приведет к большему (и более эффективному) участию женщин в качестве рабочей силы. В то время как японские студенты высоко ценятся на международном уровне, повсеместное отсутствие знания английского языка, лингва-франка международной торговли и науки, ставят Японию в невыгодное положение на мировом рынке. Дальнейшие инвестиции в научные исследования и образование, скорее всего, принесут высокие дивиденды.

Есть все основания полагать, что стратегия Японии по омоложению своей экономики станет успешной: страна получает выгоду от своих сильных институтов, имеет хорошо образованную рабочую силу с великолепными техническими навыками и чувством проектирования, а также находится в наиболее динамичном (единственном?) регионе мира. Она страдает от неравенства гораздо меньше, нежели многие промышленно развитые страны (хотя и больше, чем Канада и северные европейские страны), и она намного раньше других начала беспокоиться по поводу защиты окружающей среды.

Если всеобъемлющая повестка дня, изложенная Абэ, будет хорошо выполнена, то сегодняшняя растущая уверенность будет оправдана. Более того, Япония может стать одним из немногих лучей света, в противовес мрачному пейзажу развитых стран.