Saturday, April 19, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

Хамас возвращается домой

ГАЗА. На волне революционных перемен на Ближнем Востоке силы политического ислама одерживали одну победу на выборах за другой. По мере того как Запад пытается справиться с быстрым ростом умеренных исламистов в Тунисе, Марокко и Египте, вопрос роли Хамаса на территории Палестины принимает угрожающие размеры. Подписание нового соглашения о единстве между Хамасом и светской партией палестинского президента Махмуда Аббаса в начале этого месяца усилило беспрецедентную борьбу внутри Хамаса за ее будущий курс как исламистского движения. Реакция Запада может оказать сильное влияние на этот результат.

Как показали события последних недель, дни почти полной изоляции Хамаса на Ближнем Востоке закончились. Пока большинство правительств Запада продолжают рассматривать его как террористическую организацию, в арабских столицах политическое эмбарго открыло путь развитию контактов. В декабре Исмаил Хания, премьер-министр Палестинской автономии в секторе Газа под руководством Хамаса, отправился в поездку по средиземноморью с остановками в Тунисе, Каире и Стамбуле. В середине февраля его тепло приняли в Катаре, Бахрейне и Иране.

Тем не менее, эти политические шаги не исходили исключительно из сектора Газа. В январе Халед Машаль, лидер политического бюро Хамаса, основавшегося в Дамаске, начал собственную политическую инициативу и был принят королем Иордании Абдуллой – первый такой визит более чем за десятилетие. В феврале Машаль увенчал эти усилия в Катаре подписанием нового соглашения о единстве с Фатхом, которое возлагает обязательства на оба палестинских движения двигаться к переходному правительству под руководством Аббаса.

С тех пор разногласия внутри Хамаса только нарастали, настраивая лидеров диаспоры движения простив администрации в секторе Газа под руководством Хамаса, которое открыто отвергло соглашение о единстве. В то время как личные амбиции, конечно, играют определенную роль в этой напряженности, в ее основе лежит фундаментальный конфликт относительно характера Хамаса.

Хания, который представляет консервативное крыло руководства Хамаса в секторе Газа, пытался извлечь выгоду из региональных изменений. Его долго подвергавшееся бойкоту правительство получило спасательный круг в результате смены режима в Египте и открытия границы с сектором Газа. Примечательно, что недавний дипломатический тур Хании обеспечил не только символическое признание Хамаса, но также поддержку его бескомпромиссной позиции по отношению к Израилю. Он не упускал случая, чтобы подвергнуть критике «бесполезные» мирные переговоры, а в Тегеране он пообещал, что «сопротивление» продолжится до тех пор, «пока все палестинские земли не будут освобождены».

То, что это означает, нуждается в  небольшом уточнении. В следующем эффектном шаге Хания также недавно предположил слияние Хамаса с исламским движением джихада, которое продолжает нацеливать свои ракеты из сектора Газа на израильских мирных жителей.

Машаль, напротив, стал представлять силу перемен. В мае прошлого года он подписал в Каире предварительное соглашение о примирении с Фатхом, которое обязало Хамас перед палестинским правительством единства двигаться к прекращению насилия и признало Палестинское государство в границах 1967 года. Машаль также предложил Аббасу годичный мандат в переговорах с Израилем и, в отличие от Хании, поддержал недавние «предварительные переговоры» между Палестиной и Израилем в Иордании.

Одну из причин коренного изменения Машаля можно найти в текущем народном восстании в Сирии против президента Башара аль-Асада. Лидер суннитского Хамаса больше не может поддерживать своего сирийского хозяина, который обрушился на преимущественно суннитскую оппозицию. Таким образом, Машаль попытался сомкнуть ряды с Фатхом и стремится переместить штаб-квартиру диаспоры Хамаса из Дамаска – мощный символ его усилий, направленных на обновление.

Но отказ Машаля поддержать Асада не только застивил его передислоцироваться. Он также воспламенил гнев союзника Сирии ‑ Ирана, который ответил уменьшением своей финансовой поддержки Хамасу – таким образом, лишая Машаля ключевого источника влияния в движении. В действительности, решение Машаля фактически разорвало его связь с его двумя наиболее важными союзниками, тем самым не только ослабляя его позиции, но также увеличивая его готовность принять политическую умеренность.

Напряженность значительно усилилась, когда Машаль подписал соглашение о единстве с Фатхом, заявив о своем намерении уйти с поста главы политического бюро. Хотя это заявление, возможно, было политическим шантажом, направленным на принуждение сектора Газа подчиниться, оно подчеркнуло уверенность Машаля в его популярности, которая с тех пор подтверждалась поддержкой, как внутри, так и за пределами политического бюро, чтобы он остался у власти.

У Машаля есть несколько вариантов. Он может вновь выйти на сцену в качестве главы вновь созданного палестинского филиала Братьев-мусульман или в качестве лидера новой исламистской политической партии под эгидой Организации освобождения Палестины. Такое слияние Хамаса с установившимися палестинскими организациями будет означать официальное признание Хамасом решения двух государств, а также станет важным шагом в преобразовании движения.

Для Запада использование возможности влиять на дальнейший курс Хамаса требует изменения неэффективной политики всеобъемлющего отказа. Как и в Египте, Марокко и Тунисе, умеренные исламисты на палестинских территориях должны участвовать в качестве законной политической силы. Такие лидеры, как Машаль, который выразил готовность отказаться от союза с Сирией и Ираном, чтобы принять решение о создании двух государств с Израилем, должны поддерживаться, а не бойкотироваться. Это означает поддержку текущих усилий по формированию временного палестинского правительства технократов, как это предусмотрено в Катарском соглашении.

Порой такой подход будет сложной задачей; Хамас, несомненно, окажется трудным коллегой. Однако США, европейские правительства и Израиль должны воспользоваться этой возможностью, чтобы привлечь умеренных представителей Хамаса и проверить их гибкость. На новом Ближнем Востоке нынешний подход Запада только укрепит сторонников жесткой линии в секторе Газа и других местах.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured