0

От глобальной неустойчивости к эффективному глобальному управлению

СТЭНФОРД, КАЛИФОРНИЯ. Текущий кредитный кризис привел к ожиданию спада экономического роста во всем мире. Правительства и центральные банки реагируют на убыточные балансовые отчеты и прекращение кредитования, пытаясь ограничить чрезвычайные потери для своих экономик за пределами финансового сектора.

В США финансовый сектор претерпевает быстрые и непрерывные структурные изменения, результаты которых могут быть труднопреодолимыми для экономического роста развивающихся стран. Так в этих странах уже наблюдается довольно значительное повышение цен на продукты питания и топливо, крайняя недостача продуктов питания для бедных и более высокий уровень инфляции, вызванный изменением товарных цен. В то время как быстрый рост в развивающихся странах служил важным фактором увеличения товарных цен, большая часть этого процесса находится вне их контроля.

За последние два года я с моими коллегами в составе Комиссии по экономическому росту старались понять, как 13 развивающихся стран смогли сохранять средний уровень роста от 7% и более на протяжении 25 или более лет. В отчете по состоянию экономического роста, опубликованном в мае, мы пытались понять, почему большинство развивающихся стран значительно отстали от этого уровня, а также изучали способы подражания лидерам роста.

Устойчивый высокий уровень роста поддерживается глобальной экономикой и требует связи с ней, что выходит за рамки простой возможности производить для потенциально обширного экспортного рынка. Кроме того, он подразумевает импорт критически важного основного неосязаемого актива - знаний. Экономики быстрее перенимают опыт, чем создают новые знания, следовательно, менее развитые страны могут достичь более быстрых темпов роста, чем в сегодняшних индустриальных странах в процессе создания их благосостояния.

Ввиду важности глобальной экономики судьба развивающихся стран полностью не зависит только от лидеров этих стран, трудовых ресурсов и предпринимателей. Сегодня присутствуют потенциальные неблагоприятные течения и проблемы, многие из которых ранее не возникали на пути этих 13 стран с высоким уровнем роста.

Наиболее прямой эффект заключается в финансовых затруднениях, которые, по большей части, исходят из США, выходя за рамки страны и нанося удар по всем секторам глобальной экономики. Причина кроется в раздутии активов, усиливаемом действием системы рычагов, а также огромным объемом прозрачных ценных бумаг, связанных со смешанными ценными бумагами, а также производными ценными бумагами, которые предположительно должны были перераспределить риск и большинство из которых, наоборот, только увеличили системный риск избыточными долгами.

В основном ситуация прояснилась. Во-первых, чрезвычайные финансовые затруднения могут отбросить назад реальный сектор экономики под давлением недостатка кредитов. Во-вторых, текущая система регулирования не приспособлена для обеспечения стабильности в экономике США. Легкая, незавершенная и фрагментированная модель регулирования Америки не сможет выжить и, следовательно, не будет использоваться в качестве модели в других частях мира.

В-третьих, свою роль также сыграли низкие процентные ставки, ограниченное распределение рисков, а также глобальный дисбаланс, который включал низкий уровень сбережений в США, потребление, превосходящее производство, и растущий внешнеторговый дефицит. При отсутствии готовности больших развивающихся стран поддерживать активный торговый баланс и высокий уровень сбережений, соответствующие инвестициям, раздутие активов в США – приводящее к повышению потребления внутри страны и уменьшению уровню сбережений – должно было привести к инфляции и повышению процентных ставок.

Это должно было остановить рост цен на активы, способствовать увеличению сбережений, уменьшению инвестиций и, возможно, уменьшению внешнеторгового де��ицита. Однако автоматические средства стабилизации не были использованы. Как оказалось, автоматические стабилизаторы могут не сработать и в глобальной экономике, что говорит о необходимости координации политики.

В-четвертых, необходимо будет перестроить регулирующую структуру, что потребует усилий от всех участников рынка. При отсутствии международной координации, условия для разрушительной регулирующей конкуренции сведут на нет регулирующую реформу. В конечном итоге, как взаимозависимость, так и глобальный риск, которые очевидны в этом кризисе, приведут и, вероятно, должны привести страны к принятию такой политики в отношении финансовых структур, которая обеспечит некоторую изоляцию от внешних потрясений, даже если такая политика потребует затрат.

Взаимозависимость в глобальной экономике (в таких разных областях, как финансовые рынки, безопасность имущества, инфекционные болезни, зависимость от сырья и глобальное потепление) превзошла нашу коллективную способность управлять ей и координировать свои действия. Восстановление этого баланса потребует времени, руководства, изменения подходов и креативности.

В этот промежуточный период рассогласованность действий представляет угрозу для каждого, в том числе для развивающихся стран. Она способствует скептицизму в отношении позитивности чистой прибыли открытости, а также неуверенности в отношении изменений, необходимых в регулировании свободных рынков для достижения рационального баланса между выгодой и риском.

Влиятельные развивающиеся страны совместно с G-8 несут ответственность за стабильность глобальной финансовой и экономической системы. Однако сегодня их возможности ограничены в выполнении своих обязательств и влиянии на глобальную политику. Кроме того, совместно мы должны стремиться к тому, чтобы предвидеть проблемы, а не действовать только перед лицом стоящего кризиса.

Глобальная экономика и ее возрастающая открытость позволила трем миллиардам человек использовать преимущества роста в послевоенный период. Также она может послужить экономическим плацдармом для еще двух миллиардов человек для осуществления своих ожиданий в грядущих десятилетиях. Однако открытости сопутствует риск, часто неожиданный и плохо управляемый. Люди скептичны по понятным причинам, а в случае кредитного кризиса они обозляются. Открытость нуждается в защите, а лучший способ ее защитить заключается в эффективном, прагматичном и инклюзивном росте взаимозависимости.