Wednesday, September 3, 2014
0

Восстановление из руин после Каддафи

ТРИПОЛИ. С созданием нового правительства лидеры Ливии наконец-то могут взять курс на переход от авторитарного государства, которое они унаследовали, к более плюралистическому, как было задумано. Но действительно ли у них хватит сил и желания в достижении данной задачи?

В Америке главной задачей обсуждения проблемы Ливии являются те шаги и меры, которые должно предпринять ливийское правительство в недалеком будущем. Сенатор Роберт Менендес утверждает, что «демократические реформы следует проводить как можно скорее». В то же время эксперты по международному развитию, такие как Манал Омар из Института за мир США, полагают, что ключ к успеху – это культивирование идеи сильного гражданского общества.

Эти идеи, однако, не учитывают самобытную и уникальную историю развития Ливии, приравнивая ее к еще одной стране третьего мира, в отношении которой следует руководствоваться типовыми принципами и сценариями реформирования, характерными для таких стран. На самом же деле оздоровление Ливии требует создания сильных государственных учреждений и организаций.

С тех пор как Ливия обрела независимость в 1951 году, она характеризуется как раздробленное государство. Правители опирались на верные им племена и кланы для поддержки своего режима. В условиях монархии в период с 1951 по 1969 годы родственники и приближенные короля Идриса использовали всякого рода грубую силу в отношении «оперившихся» государственных учреждений и организаций. Более заинтересованные в королевском правлении, нежели в управлении, государственные учреждения «увядали» при полном пренебрежении со стороны Идриса.

Эти тенденции еще более обострились после того, как Муаммар Аль-Каддафи свергнул короля в 1969 году. Неудовлетворенный бюрократическим аппаратом, противодействующим внедрению его политических взглядов, Каддафи пошел в обход традиционной системы учреждений и организаций, требуя прямого диалога с населением страны. Новый лидер Ливии создал сложную и запутанную иерархию политических организаций, которые пропагандировались как наделяющие полномочиями граждан. На самом же деле это только укрепляло подобострастие перед его диктаторским режимом.

Когда граждане Ливии устали от революционных выступлений Каддафи, потеряв всякий интерес к этому, лидер решил, что его страна нуждается в создании организации, которая будет стимулировать рост его поддержки со стороны народа. Таким образом, в 1977 году Каддафи основал комитеты, окрестив их “сторожевыми псами революции”. Данные комитеты формировали свои собственные суды и судебные заседания, приняли на себя неограниченные полномочия при арестах, взяли под контроль средства массовой информации и проводили чистку чиновников, которые сопротивлялись воле Муаммара. Это привело к расколу на официальные государственные учреждения и теневой революционный аппарат Каддафи.

Несомненно, Муаммар предпочитал последний. В 1979 году он отказался от официального государственного поста в пользу наделения себя полномочиями для выполнения неопределенной и расплывчатой роли в качестве “командира революции”, мотивируя это тем, что “революция должна быть отделена от полномочных государственных органов”. Это привело к явлению, которое философ-классик Монсеф Джазири характеризует как разделение на официальную и неофициальную власть.

Стратегия, выбранная Муаммаром, останавливала развитие государственных учреждений и организаций. Подобно культурной революции, проводимой Мао Цзэдуном в Китае, она подразумевала подчинение своего развития нуждам всеобъемлющей концепции преобразований. Программа экономического развития отражала его популистскую политику вкупе с зарубежными авантюрными политическими и экономическими экспериментами, а не курс на стабильность и устойчивый рост. Вместо того чтобы опираться на государственные учреждения для управления страной, Каддафи полагался на малочисленную когорту фаворитов и членов своего племени.

В результате этого государственные учреждения пришли в упадок. Начиная с 1986 года Центральный Банк Ливии прекратил публиковать ежегодные статистические отчеты, на основании которых экономисты и специалисты формулируют четкую политическую линию. Недовольный политической апатией своего народа, Каддафи неоднократно заявлял о своем намерении распустить все правительственные министерства и передать их функции местным органам управления.

Сегодня роль государственных учреждений Ливии сводится лишь к извлечению колоссальных нефтяных запасов страны и распределению их через субсидии. В государстве, которое в течение 42 лет претворяло в жизнь прихоти своего лидера, правовых норм не существует. Объясняя свое желание возглавить неудавшийся военный переворот 1993 года, офицер ВВС Ливии Мухаммед Башир Салах заявил: «У нас нет ни государства, ни законов, ни конституции».

И действительно, даже военные, которые во многих странах третьего мира являются самым сильным государственным учреждением, были изолированы при Каддафи. Революционные комитеты подвергали их нападкам за то, что они являются «традиционной фашистской организацией». Каддафи несколько раз объявлял о своем желании распустить армию, и ее роль была настолько ничтожной, что она почти не участвовала в защите режима на протяжении восьми месяцев ожесточенных боев, которые уничтожили его.

В американской дипломатической переписке, опубликованной WikiLeaks, отмечалось, что Ливия «имеет несколько официальных структур с правом принятия решений». В ней же Ливия называлась «непрозрачным режимом, в котором векторы власти сознательно размыты, чтобы затенить структуры власти и смягчить ответственность».

Сегодня преемники Каддафи в Национальном переходном совете (НПС) пытаются увековечить дуалистическую власть, созданную Каддафи. Будучи политически неопытными и не обладая навыками умелых руководителей, они оказались неспособными подчинить себе многочисленных ополченцев, которые возникли во время революции. Эти бандитские формирования отомстили сторонникам Муаммара и отдалили от себя значительные слои общества. Если НПС не способен утвердить свою власть, то он рискует возникновением движения, которое испытывает ностальгию по Каддафи и безопасности, которую обеспечивал его режим.

В отличие от своих соседей египтян, ливийцы не требуют выборов, которые, по мнению многих на Западе, являются задачей первостепенной важности. Наоборот, они полагаются на терпение, проистекающее из их традиционной политической апатии. Появилось всего несколько политических партий, и у народа практически нет потребности в них. Активисты, со своей стороны, сосредоточили свое внимание на разработке новой конституции, которая наделила бы властью государственные учреждения.

Ливийцы понимают, что НПС требуется время для построения новой страны на руинах той, которую уничтожил Каддафи. Эту чрезвычайно трудную задачу необходимо начинать с развития государственных учреждений, которые бы удовлетворили потребности ливийцев.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured