0

Наше лето чрезвычайных ситуаций

БЕРЛИН. Это лето связано с чрезвычайными погодными ситуациями в России, Пакистане, Китае, Европе, Арктике – что только ни припомнить. Но связано ли это каким-то образом с глобальным потеплением и стоит ли в этом винить выбросы в атмосферу в результате человеческой деятельности?

Хотя это и не может быть научно доказано (или опровергнуто, если на то пошло), что глобальное потепление вызвало какое-либо конкретное чрезвычайное происшествие, мы можем сказать, что оно, весьма вероятно, делает многие виды экстремальных погодных условий более частыми и более суровыми.

В течение нескольких недель центральная Россия была в тисках самой страшной за всю историю жары, которая, вероятно, стала причиной тысяч смертей. В результате засухи и жары бесконтрольно бушевало более 500 лесных пожаров, заполняя Москву дымом и угрожая нескольким ядерным объектам. Правительство России запретило экспорт пшеницы, что привело к росту мировых цен на зерно.

Между тем, Пакистан борется с беспрецедентным наводнением, которое убило более тысячи человек и от которого пострадали еще миллионы людей. В Китае в результате оползней до настоящего момента погибли более тысячи человек и было уничтожено более миллиона домов. В меньшем масштабе европейские страны, такие как Германия, Польша и Чешская Республика, также пережили серьезные наводнения.

Между тем, глобальная температура в последние несколько месяцев была на самом высоком уровне за время 130-летних наблюдений. Арктический морской ледяной покров достиг своего самого низкого уровня в июле за всю свою историю. В июле и августе в Гренландии оборвались две огромные глыбы льда.

Связаны ли между собой эти события?

Взгляд только на отдельные экстремальные явления не раскроет причины, как несколько сцен из фильма не раскрывают его сюжет. Но взгляд в более широком контексте, а также логика физики, могут помочь понять важные части сюжета.

Это десятилетие было отмечено целым рядом ошеломляющих крайностей. В 2003 году самая страшная жара на памяти живущих побила предыдущие рекорды температуры с большим отрывом и вызвала 70000 смертей в Европе. В 2005 году самый страшный ураганный сезон, который когда-либо видели в Атлантике, опустошил Нью-Орлеан и побил рекорды по количеству и интенсивности штормов.

В 2007 году по всей Греции бушевали беспрецедентные лесные пожары, которые почти уничтожили древние руины Олимпии. А северо-западный арктический путь, впервые на памяти живущих, был свободным ото льдов. В прошлом году в Австралии после засухи и рекордной жары в результате лесных пожаров погибли более 100 человек.

Этот блок событий, выходящих за рамки рекордов, мог бы быть просто удивительной полосой невезения. Но это крайне маловероятно. Гораздо более вероятно то, что виновник – это потепление климата ‑ следствие этого десятилетия, которое стало самым горячим во всем мире, по крайней мере, за тысячу лет.

Все погодные условия обусловлены энергией, и в итоге солнце обеспечивает нас этой энергией. Но самые большие изменения в энергетическом балансе земли за последние сотни лет произошли из-за накопления в атмосфере парниковых газов, которые ограничивают выход тепла в космос. В связи с выбросами в результате сжигания ископаемых видов топлива, в настоящее время в атмосфере содержится на одну треть углекислого газа больше, чем в любое другое время, по меньшей мере, за миллион лет, как это показали последние бурения льда в Антарктиде.

Изменения в энергетическом балансе планеты, вызванные изменениями солнечной активности, по крайней мере, в 10 раз меньше. И они идут в неправильном направлении: в последние годы, солнце было самым тусклым с начала спутниковых измерений, начатых в 1970 году. Таким образом, когда происходят беспрецедентные экстремальные погодные явления, главный подозреваемый, естественно ‑ это крупнейшие атмосферные изменения, которые произошли за последние 100 лет, вызванные выбросами в результате деятельности человека.

Нетрудно понять тот факт, что жара, такая как в России, стала более частой и экстремальной в условиях глобального потепления. Экстремальные осадки также станут более частыми и интенсивными в более теплом климате вследствие еще одного простого факта из физики: теплый воздух может содержать больше влаги. За каждый градус Цельсия потепления, в насыщенных воздушных массах содержится на 7% больше воды, готовой выпасть с дождями. С потеплением также возрастает риск засух: даже там, где осадков не становится меньше, повышенное испарение высушивает почвы.

Эффект двуокиси углерода может изменить предпочитаемую модель циркуляции атмосферы, что может усугубить чрезмерную жару, засуху или дожди в некоторых районах, уменьшив их в других. Проблема в том, что сокращения тех крайностей, к которым мы уже хорошо адаптированы, дает лишь скромные выгоды, тогда как новые крайности, к которым мы не приспособлены, могут иметь разрушительные последствия, как показали недавние события в Пакистане.

События этого лета показали, насколько уязвимы наши общества перед связанными с погодой крайностями. Но то, что мы видим сейчас – это последствия глобального потепления всего на 0,8 градуса Цельсия. При быстрых и решительных действиях мы можем ограничить глобальное потепление в общей сложности до 2 градусов по Цельсию. Даже это потепление потребует огромных усилий по адаптации к экстремальным погодным условиям и повышению уровня моря, которые нужно прилагать уже сейчас.

При слабых действиях, наподобие тех, которые были обещаны со стороны правительств в Копенгагене в декабре прошлого года, мы будем на пути к глобальному потеплению до 3-4 градусов по Цельсию. Это, безусловно, превосходит возможности к адаптации многих сообществ и экосистем. Если вообще не принимать никаких действий, то к концу этого столетия планета может нагреться на 5-7 градусов по Цельсию – а впоследствии и еще больше. Сознательный путь в этом направлении ‑ это безумие.

Мы должны смотреть фактам в лицо: выбросы парниковых газов, по крайней мере частично, виноваты в крайностях этого лета. Цепляться за надежду, что все это случайно и обусловлено природой – это наивно. Будем надеяться, что это лето крайностей станет пробуждающим в последнюю минуту звонком как для политиков и корпораций, так и для граждан.