Wednesday, April 23, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

«Саранчовый» капитализм

Социализм был изобретен в Германии. Карл Маркс и Фридрих Энгельс были немцами. Социал-демократическое движение, создавшее современное государство всеобщего благосостояния, также зародилось в Германии. И хотя она извлекла значительную выгоду из реинтеграции в мировую торговую систему после Второй Мировой Войны, Германия так и не смогла полностью принять англо-саксонский капитализм, и все еще испытывает глубокий скептицизм по отношению к нему.

Сегодня, в условиях экономических трудностей, утечки капитала за границу и роста уровня безработицы, критика капитализма в Германии усиливается. Общественность недовольна зарплатами директоров компаний и тем фактом, что крупные немецкие компании увольняют работников, несмотря на рекордные доходы. В ответ на это правительство выступает за обнародование директорами своих доходов и упразднило когда-то считавшиеся неприкосновенными законы о банковской тайне

Эта новая волна критики капитализма недавно достигла кульминации в серии нападок со стороны лидера социал-демократической партии Франца Мюнтеферинга. Он обвинил предпринимателей, переводящих производство в страны с дешевой рабочей силой, в излишней алчности и отсутствии социальной ответственности и сравнил менеджеров международных инвестиционных фондов с роем саранчи, захватывающей компании, эксплуатирующей их и покидающей их после окончания своей разрушительной работы.

Эти нападки принесли Мюнтеферингу широкую общественную поддержку и положили начало серьезным дебатам в стране. Немецкие средства массовой информации в целом поддерживают эту критику. Гюнтер Грасс – лауреат Нобелевской премии в области литературы – присоединился к хору критиков, выражая недовольство ослаблением политической силы в эпоху глобализации. Он высмеял сложившееся положение, назвав его «свободой, определяемой фондовым рынком».

Лидерам оппозиции эта тема не нравится, но они избегают выступать против нее. Только несколько журналистов, пишущих на экономические темы, и профессоров университетов проявляют готовность выдвинуть свои возражения. Один профессор еврей из Мюнхенского университета фактически сравнил выступления Мюнтеферинга с нацистскими лозунгами. Предприниматели и менеджеры вынуждены проглотить свой гнев и демонстрировать свое неодобрение молча, ускоряя перевод производства за границу.

Но в чем-то Мюнтеферинг прав. Отмена налогов на доходы от прироста капитала привела к значительному увеличению объема продаж акций. Международные инвестиционные фонды вступили в игру, предоставляя компаниям необходимую им ликвидность и разрушая тем самым традиционную систему владения. Германия Inc . находится на последнем издыхании.

Хорошие новости заключаются в том, что раздутые немецкие конгломераты уменьшаются до оптимально эффективных размеров и что рынок капитала в состоянии выполнить свою задачу, улучшая распределение ресурсов. Плохие же новости состоят в том, что финансовый капитал утекает за границу для финансирования других раздутых конгломератов. Вполне возможно, что, в чистом виде, во всем мире и в Германии ситуация изменяется к лучшему. Но, в любом случае, многие немцы не видят смысла в происходящих на их глазах процессах капиталистического распределения.

Было время, когда к немецкому капитализму относились с большим уважением. В послевоенный период экономическое чудо Германии заставило умолкнуть скептиков капитализма. При чрезвычайно низких заработных платах и слаборазвитой национальной валюте, немецкие рабочие смогли успешно конкурировать с остальным миром. Зарплаты начали быстро расти, равно как и благосостояние большинства немецких граждан. Либеральный экономический подход Людвига Эрхарда оказался успешным, и социалистические идеи в программах социал-демократической и христианско-демократической партий были забыты.

В 1970-х годах, однако, немцы зашли слишком далеко, ошибочно принимая капитализм за «магазин самообслуживания». Они начали расширять государство всеобщего благосостояния, увеличивая долю правительства в ВВП с 39% до 49% и приветствуя предлагаемые профсоюзами существенные увеличения заработных плат. Признаки увядающего чуда стали заметны, когда конкуренты – Япония и другие азиатские тигры - успешно вытеснили с рынка значительную часть трудоемкой текстильной и оптической продукции немецкого производства, а также немецкую продукцию точного машиностроения. Тем не менее, немецкая общественность по-прежнему верила в вечный рост.

Только после падения «железного занавеса» и установления рыночной экономики в посткоммунистических странах неконкурентоспособность немецких рабочих стала явной. Страна с самым высоким в мире уровнем затрат на рабочую силу столкнулась с конкуренцией со стороны соседних стран с дешевой рабочей силой. Затраты на заработную плату в десяти новых странах-членах ЕС до сих пор составляют только одну седьмую часть от затрат западной Германии, и одну десятую в Болгарии и Румынии. Зарплаты в Китае еще ниже и составляют всего 4% средней заработной платы в западной Германии.

Немецкие фирмы отреагировали на это переводом трудоемких звеньев своей производственной цепочки в другие страны и сокращением инвестиций в Германии. По доле чистых инвестиций в ВНП Германия занимает сегодня предпоследнее место среди стран Организации экономического сотрудничества и развития. Из-за низкого уровня инвестиций чистый вывоз капитала из Германии составляет почти 4% ВВП.

Сегодня самой большой проблемой Германии является безработица, которая находится на рекордном уровне со времен Второй Мировой Войны. Это вызывает тревогу общественности и гнев по отношению к капиталистам, которые не желают делать новые капиталовложения в Германии. Мюнтеферинг просто подхватил общественное настроение, развив собственную теорию «саранчового» капитализма.

Но эта бесполезная реакция на законы глобальной рыночной экономики скрывает тот факт, что проблемы Германии главным образом являются результатом раздутого государства всеобщего благосостояния и агрессивной политики профсоюзов на протяжении последних тридцати лет. Даже Маркс знал, что железные законы экономики нельзя преодолеть принятием желаемого за действительное. Мюнтеферинг должен был более тщательно ознакомиться с учением идейного предка своей партии, прежде чем открывать рот.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured