Saturday, November 1, 2014
0

Борьба с био-пиратством

ОТТАВА - В апреле 1999 года Лари Проктор, гражданин США и владелец компании по производству семян, получил в Патентном ведомстве США (USPTO) патент на желтую мексиканскую фасоль. Патент предоставил Проктору исключительные права на разновидность фасоли, которую он назвал «Энола». Это решение является одним из наиболее возмутительных примеров био-пиратства за всю историю развития интеллектуальной собственности.

Фасоль, в отношении которой Проктору был выдан патент, является одной из разновидностей фасоли, возделываемой фермерами. Этот вид первоначально появился в Мексике и в течение многих столетий являлся всеобщим достоянием. Эта разновидность фасоли потребляется на всей территории Мексики, а также мексиканцами и мексикано-американцами, проживающими в США, которым она известна под названием Майокоба, Канарио или Перуано.

Несмотря на то, что данная разновидность фасоли существовала в общедоступных библиотеках семян, потребовалось десять лет, сотни тысяч долларов, массовые протесты фермеров и гражданского общества, вмешательство международных организаций и пять последовательных юридических решений, прежде чем USPTO, наконец, в июле 2009 года аннулировала патент. К тому времени Проктор пользовался полной монополией в отношении производства, распространения и продажи этого вида фасоли в течение уже более чем половины срока действия патента.

История началась в 1994 году, когда Проктор приобрел мешок фасоли в Мексике. Он засеял ее, отобрал семена из первого урожая и засеял их снова; затем он повторил процедуру еще два раза. В конце 1996 года, спустя только два года, он заявил, что вырастил «уникальную» разновидность фасоли и подал документы на патент.

Как только Проктор получил патент, он предъявил иск двум импортерам желтой фасоли, потребовав с них плату за использование патента. Несмотря на то, что импортеры знали о том, что изобретение Проктора было абсурдным (поскольку они импортировали этот вид фасоли из Мексики в течение многих лет), у них не было другого выбора, кроме как согласиться с законностью патента. Это привело к тому, что 22 000 мексиканских фермера и их семьи потеряли 90% доходов от экспорта только в течение одного первого года.

В январе 2000 года Инициативная группа по эрозии, технологиям и концентрации (ETC Group, также известная под именем RAFI) опубликовала первое обвинение в адрес патента на Энолу, заявив, что такой патент является технически недействительным и нравственно недопустимым. Для получения патента истец должен доказать, что изобретение соответствует трем критериям: новизна, неочевидность (что в нем есть изобретательский шаг) и полезность (изобретение отвечает заявленным требованиям). В случае с фасолью Энола ничего нового не было вовсе: желтая фасоль была результатом столетней коллективной работы и изобретательности со стороны мексиканских фермеров и коренных жителей. Кроме того, этот тип фасоли был включен в общедоступный сборник INIFAP - Мексиканского национального сельскохозяйственного научно-исследовательского института.

ETC Group направила запрос в Центр тропического сельского хозяйства (CIAT) в Кали (Колумбия). CIAT является одним из международных центров Консультативной группы по международным сельскохозяйственным исследованиям (CGIAR). CGIAR располагает более чем 600 000 образцов сортов сельскохозяйственных культур в генных библиотеках, собранных, главным образом, в крестьянских областях. Осознавая это, в 1994 году CGIAR подписала доверительное соглашение с Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (ФАО), обязавшись защищать семена, имеющиеся в ее библиотеках, от каких-либо претензий в отношении прав интеллектуальной собственности.

Джоачим Восс, бывший в то время директором CIAT, подтвердил, что желтая фасоль присутствует в генной библиотеке CIAT, и что она была культивирована в Мексике. В конце 2000 года CIAT, при поддержке ФАО, запросила повторное рассмотрение выдачи патента со стороны Бюро по патентам и товарным знакам США. Затем генетики повели геномную дактилоскопию желтой фасоли и установили, что фасоль Проктора «Энола» была идентична мексиканской фасоли, которая попадала под действие Доверительного соглашения.

Тем временем, в 2001 году, используя в своих интересах медлительность в ответе со стороны Бюро по патентам и товарным знакам США, Проктор предъявил иски 16 малым компаниям по выращиванию семян в Колорадо в отношении нарушения патента.

Только в декабре 2003 года Бюро по патентам и товарным знакам США объявило о первой «неокончательной» отмене патента. Проктор подал апелляцию, после чего  USPTO окончательно отменило па��ент в апреле 2005 года. Однако это еще был не конец истории с фасолью Энола. Проктор запросил повторную патентную экспертизу, предъявив права на дополнительный патент; он также несколько раз менял своих адвокатов (что позволило ему получить еще большую бюрократическую задержку). В итоге, патент отменялся и обжаловался четыре раза за десять лет, пока Апелляционный суд США этим летом не отклонил его в пятый раз.

Более десяти лет один единственный владелец патента уничтожал рынок фасоли в США и Мексике. Импортеры приостановили импорт не только желтой фасоли, но и других мексиканских бобовых, опасаясь новых судебных процессов. Несмотря на то, что, в конечном счете, патент был аннулирован, случая с Энолой доказывает, как система интеллектуальной собственности облегчает монополизацию общественных и коллективных ресурсов, принося выгоду тем, кто может позволить себе нанять дорогих адвокатов. Патент на Энолу изначально был неправомерным, тем не менее, он работал в течение половины своего срока действия, несмотря на активные усилия со стороны международных учреждений, правительств и организаций гражданского общества.

Как бы ни было заманчиво считать, что случай с патентом на Энолу был исключением, однако существуют сотни примеров такого био-пиратства. Мексиканская фасоль, южно-азиатский рис басмати, боливийская лебеда, амазонская аяхуаска, индийский нут, перуанская фасоль нунья, андская мака - все эти культуры подверглись хищным претензиям в отношении интеллектуальной собственности.

Случай с Энолой является яркой иллюстрацией опасности со стороны патентной системы, права патентов на блокирование сельскохозяйственного импорта, разрушения или уничтожения экспортных рынков развивающихся стран, захвата основных пищевых зерновых культур, являющихся тысячелетним культурным наследием, разграбления коллективных знаний, и угрозы продовольственной безопасности.

Случай с Энолой демонстрирует, что только быть правым недостаточно: мелкие фермеры, коренное население и бедняки не могут пережить десятилетия судебных процессов и монополию. Безусловно, у международных учреждений и стран Глобального Юга есть намного более важные цели, чем трата ресурсов на выставление исков жадным компаниям. Настало время подвергнуть сомнению самое существование системы интеллектуальной собственности, которая дает привилегии монополистической собственности в ущерб общественной пользе.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured