Monday, October 20, 2014
0

Неубедительные попытки охраны морской фауны

НАЙРОБИ. Если бы вы были саламандрой, известной как обыкновенный тритон иранский кайзер, вы могли бы порадоваться благосклонности судьбы. Правительства различных стран на недавней встрече по поводу Конвенции о международной торговле исчезающими видами (КМТИВ) в Дохе проголосовали за запрет торговли иранскими кайзерами, а также за усиление охраны множества других наземных существ.

Но если бы вы оказались обыкновенным тунцом из западно-атлантической популяции, ваше настроение было бы гораздо более пессимистичным. Таким же образом дела обстоят и у нескольких видов акул, включая белопёрую акулу, бронзовую акулу-молот, а также большую колючую акулу и обыкновенную колючую акулу. Несмотря на серьёзные научные свидетельства резкого сокращения популяции всех данных трёх видов, ни одно предложение об ужесточении торгового контроля над данными морскими видами (как и более чем над 30 видами кораллов) не смогло набрать необходимого большинства в две трети.

В случае западно-атлантической популяции обыкновенного тунца, некоторые страны заявили, что существующий регулирующий орган – Международная комиссия по охране атлантического тунца (МКОАТ) – лучше всего способен регулировать данную популяцию. Тех же, кто предлагал ужесточить правила торговли, это не убедило – и по вполне понятным основаниям.

Популяция данной ценной рыбы снизилась на 80% со времён начала промышленной рыбной ловли, и это происходило с ведома МКОАТ. В случае акул и минтая, недавнее исследование показало, что почти треть из 64 океанских видов находятся на грани исчезновения.

Сокращение их численности связано с чрезмерным отловом когда-то широко распространённых видов. К примеру, обыкновенная колючая акула частично является заменой трески во многих европейских рыбных закусочных. Акулы также страдают от стремительно растущего спроса на суп из акульих плавников, считающийся деликатесом во многих регионах Азии.

Но сохранение исчезающих и почти исчезающих видов касается не только их охраны, но и защиты средств к существованию миллионов людей, зависящих от здорового состояния океана. Сегодняшняя морская среда находится в настоящей осаде. Когда более 500 лет назад путешественник Джон Кэбот отплывал от побережья Ньюфаундленда, огромные косяки трески замедляли движение его кораблей: матросы могли опустить в море ведро и наполнить его рыбой.

К 1992 г., однако, чрезмерная рыбная ловля привела к полному закрытию данного когда-то высоко производительного рыбного промысла, и, несмотря на все усилия, Большой ньюфаундлендский берег так и не восстановился. Также, чрезмерный отлов акул в Карибском море привёл к росту популяции осьминогов и к резкому сокращению популяции лангустов и моллюсков гребешков – двух важнейших источников доходов близлежащих прибрежных регионов.

Результаты КМТИВ принесли сильное облегчение, обострив напряжённость между промышленными и экологическими интересами, будто бы данные два интереса являются диаметрально противоположными. Безусловно, рыболов двадцать первого века не хочет увидеть деградацию и уничтожение основы своего существования, а современный активный борец за охрану природы не хочет оградить природу барьером и запретить людям зарабатывать себе на жизнь.

Поэтому, если правительства хотят, чтобы существующие соглашения стали действовать, они должны начать действовать в рамках трезвой науки и объективных цифр. К примеру, что касается акул, необходимо заставить работать направленные против «финнинга – отделения плавников от живой акулы» существующие санкции, контролируемые региональными организациями контроля рыбной ловли, поддержав их независимой системой бортовых наблюдателей, контролирующих соблюдение санкций рыболовными судами. Кроме того, необходимо создать международный план действий для сохранения акул, включая установление верхнего предела отлова. Также, необходимо применять методы надлежащего отлова, позволяющие ловить только целевые виды и возвращать случайно пойманные другие виды в море живыми.

В случае отсутствия последующих соглашений о рыбном промысле, необходимо испытывать и применять соглашения об охране видов. В конце концов, это не конкурирующие, а взаимодополняющие регулирующие режимы.

В случае западно-атлантического обыкновенного тунца, теперь явно наступила очередь действовать для МКОАТ. Правительства, поддерживающие вариант МКОАТ, теперь должны доказать, что она способна действовать. У них на это есть три года – до следующей сессии КМТИВ в Таиланде. В случае отсутствия решительных действий и значительных улучшений, правительства должны дать КМТИВ, а также установленному договору об охране исчезающих видов и торговле ими, шанс изменить текущее бедственное положение исчезающих видов.

Обыкновенный тунец находится на грани коммерческого или даже полного истребления, как и множество других экономически и экологиче��ки важных морских видов. Они плавают в лагуне последней надежды. Но то же самое верно и в отношении организаций, во время председательства которых произошло поразительное крушение столь многих рыболовных хозяйств и которые оставили после себя когда-то изобильную морскую среду (а также жизни и средства к существованию многих рыболовов) в тяжелейшем положении.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured