Thursday, April 24, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

Что теперь? Больше единой Европы!

Неприятие европейской конституции избирателями из Франции и Голландии вынуждает нас думать о том, что дело не только в этом договоре. И это подтверждается идущими в настоящее время дебатами по вопросу бюджета сообщества. Победа сказавших "нет", показывает, что сейчас набирают силу аргументы, основанные на суверенитете, противостоящие любому виду европейского политического объединения. По-видимому, в данный момент евроскептики повсеместно укрепляют свои позиции, а также наблюдается рост ксенофобии.

Но ксенофобия и стремление к суверенитету не являлись первичными побуждениями, которые способствовали тому, что многие проголосовали "против". Более того, протестное голосование во Франции и Голландии, а также растущее несогласие в других странах-участницах, таких как Германия, проистекает из неспособности национальных правительств и правительства Евросоюза эффективно реагировать на проблемы, которые вызывают озабоченность большинства граждан. Конституцию отвергают не только те, кто выступает против единой Европы, далеко не только они.

В действительности, большинство европейцев призывают Евросоюз предпринять действия, направленные на снижение уровня безработицы, а также призывают его более решительно выступать на международной арене. Многие интерпретировали существующее внутри Европы разделение по вопросу войны в Ираке, когда простые граждане в большинстве своем выступали против военного вмешательства, как признак слабости Евросоюза.

Но ответом на такие сомнения и уныние должно быть больше единой Европы, а не меньше. Саммит Совета Европы, который состоится в 16–17 июня, должен ясно продемонстрировать, что он четко осознает эту необходимость.

Большинство сторонников конституции верят, что она не только поможет построить Европу с единым гражданством, но также создаст лучшие условия для экономического развития Европы и будет способствовать тому, что Евросоюз станет активным игроком на мировой арене. И они правы. Было бы неблагоразумно предполагать, что те, кто сказали "нет" во Франции и Голландии, не были несогласны с политикой, проводимой Евросоюзом, и что их гнев был направлен исключительно против правительств Франции и Голландии, а не против самой единой Европы.

Факт заключается в том, что граждане каждой входящей в состав Евросоюза страны все больше осознают, что национальные политики определяются решениями, принимаемыми на общеевропейском уровне, и они на эти решения не могут оказывать ни какого влияния. Это не имеет ничего общего с общеевропейской конституцией, но референдумы никогда не ограничивались только теми вопросами, которые выносились на суд избирателей. Вместо этого они предоставляли гражданам возможность выразить то, что они чувствуют относительно выборов своих правительств, а частности, в рамках Евросоюза.

Состоявшиеся в 2004 году выборы Европарламента уже показали, что несогласие по вопросам Евросоюза находилось на высоком уровне. Избиратели существенно наказали практически все национальные правительства. Однако никто не думал при этом, что выборы изменили курс, по которому идет Европа.

В основном, состоявшиеся во Франции и Голландии референдумы подтвердили то, что решение политических вопросов Евросоюза сейчас вышло "на улицы" и что больше невозможно "конструировать" единую Европу дистанционно и тайком. Это означает, что правительства Евросоюза должны реагировать на существующее в обществе опасение и сделать Евросоюз более прозрачным и демократичным.

Это было бы намного легче осуществить при наличии конституции, но существуют меры, которые могут и должны быть приняты сейчас, чтобы сделать это возможным. Первое, бюджет сообщества должен структурироваться таким образом, чтобы он оказывал значительное воздействие на экономический рост и создание рабочих мест (возврат к принципу добровольности пакетов соглашений Делора, который сейчас применяется к Лиссабонской стратегии).

Второе, европейские правительства должны показать реальное стремление к совместным действиям. Реальная возможность сделать это представится во время празднования десятой годовщины Барселонской декларации, в связи с чем можно определить общую позицию, направленную на поддержку демократических изменений в средиземноморском регионе, посредством приостановки поддержки политического статус-кво в этом районе.

И, наконец, заседания Совета во время обсуждения законодательных вопросов должны быть открытыми, чтобы граждане могли знать, кто за что голосовал и в соответствии с какими критериями.

Все эти решения могут быть приняты на следующем Совете Европы еще до того момента, когда будет разрешена конституционная проблема. И такого рода действия скорее заставят пересмотреть свое мнение скептически настроенных граждан, чем любые информационные кампании, как бы хорошо они не были разработаны.

В то же самое время, необходимо разрешить конституционный тупик. Как уже было предложено Конвентом, это будет означать отделение конституционных вопросов per se (как таковых) от политики Евросоюза. Реальные нововведения содержатся в Части I и II предложенной Конституции, в определении нормативной и политической индивидуальности Евросоюза, сферы его компетенций, нового конституционного баланса – включая создание поста Европейского министра иностранных дел – и, наконец, последнее, но не менее значимое – представление Билля о правах.

Часть, которую отвергли на самом деле и которая вызвала больше всего беспокойства у граждан стран-участниц – это часть III, в которую включены вопросы Общего рынка, конкурентной политики и общей сельскохозяйственной политики. Таким образом, первые две части могли бы быть ратифицированы без проведения новых переговоров и сформировали бы основу для нового договора, с тем чтобы заключенный в Ницце договор продолжал действовать, и могли бы продолжиться дебаты по вопросу новой европейской социальной модели.

Важно повторно подтвердить нормативную сущность Конституционного договора, чтобы защитить величайшее достижение Конституционного Конвента. Культурное многообразие и возможность участия посредством интеграции европейских демократических стран в проект единой Европы остается величайшим подарком, который Европа делает миру. Это то, что сделало Европу "международным общественным благом", если воспользоваться удачным выражением бывшего министра иностранных дел Бразилии Селсо Лафера.

Такая Европа будет лучше позиционирована для того, чтобы делать свой вклад в создание более справедливого международного порядка, чем ограниченная ожесточенная Европа, какой ее себе представляют ксенофобы. Для того чтобы Европа оставалась надеждой для всего мира, она должна процветать в качестве общественного блага для всех ее граждан. Европа и европейцы не могут ждать до того, как появится новый договор, чтобы показать, что Евросоюз способен реализовать эту надежду.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured