Friday, August 1, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

Экономика страха

Мировая экономика, казалось бы, держится на плаву, не обращая внимание на быстро растущие цены на нефть, политический кризис в Европе, нежизнеспособный заем Соединенных Штатов и рекордные цены на жилье. Неужели это из-за того, что инвесторы находятся в приподнятом настроении, уверенные в том, что их лидеры контролируют мировую экономику, как хотели бы убедить нас лидеры Большой Восьмерки? Или патология страха сдерживает долгосрочные процентные ставки, тем самым прикрывая виновника тлеющих проблем?

Роль феноменально низких долгосрочных (приспособленных к инфляции) процентных ставок в укрывательстве множества слабых мест мировой экономики слишком очевидна. Быстро растущие цены на жилье во всем мире поддерживают потребительский спрос во многих странах, и согласно недавнему исследованию Международного Валютного Фонда, непрерывно снижающиеся долгосрочные процентные ставки являются причиной двух третей или больше мирового повышения цен. Европа извлекла меньшую выгоду, но ее экономике повезло бы еще меньше, если бы долгосрочные процентные ставки вернулись к тому уровню, на котором они были в течение последних 25 лет.

Подобным образом в течение последних нескольких лет Латинская Америка процветала, несмотря на высокое долговое бремя и неоднозначные результаты политической реформы. Низкие долгосрочные процентные ставки позволяли контролировать долги региона, в то время как высокий потребительский спрос помог поднять цены на экспорт товара из региона.

Почему же резкий скачок цен на нефть не поставил мир на колени, как это уже несколько раз случалось в других ситуациях? Опять же, ответом являются низкие процентные ставки. Обычно, резкое повышение цен на нефть быстро выливается в ожидания более высокой инфляции, за которыми следует окончательное повышение процентных ставок. Но на этот раз несмотря на то, что Федеральная Резервная Система Соединенных Штатов продолжает повышать свой краткосрочный ссудный процент для того, чтобы сдержать инфляцию, долгосрочные процентные ставки – которые гораздо важнее – удивительным образом снижаются.

В самом деле, Америка является единственным крупнейшим бенефициарием этой непостоянной ситуации с низкими процентными ставками, когда каждый, кажется, занимает деньги, как будто это скоро выйдет из моды. Домовладельцы, которых сдерживают растущие цены на жилье, накапливают долги. Федеральное правительство выбросило финансовое благоразумие на ветер. Страна в целом поразительно поглощает три четверти мировых избыточных сбережений. Но до тех пор, пока процентные ставки будут оставаться низкими, а экономический рост высоким, американцы могут смеяться над предсказаниями о том, что их излишки сеют семена краха.

Но если низкие долгосрочные процентные ставки помогают столь многим экономическим системам держаться на плаву, почему тогда эти ставки такие низкие, и останутся ли они такими? Возможно, ситуация гораздо более хрупкая, чем нас пытаются убедить многие высокопоставленные чиновники. Возможно, люди стали чувствовать себя менее , а не более, уверенными в своем далеком будущем или из страха перед терроризмом и мировой пандемией, или из-за резкой вспышки финансовых кризисов.

Я не утверждаю, что инвесторы в истерике, возможно, они просто стали немного больше беспокоиться о долгосрочной перспективе. Как следствие, они ввязываются в долговые обязательства и инструменты, которые они считают – независимо от того, правильно это или нет - безопасными средствами.

Других убедительных объяснений нет. Безусловно, на появляющихся рынках наблюдается необычный бум сбережений, восстанавливающий резервы и улучшающий балансовые отчеты, но никто не думает, что так будет продолжаться вечно. Даже Председатель Федеральной Резервной Системы Соединенных Штатов Алан Гринспэн, который обычно является Дельфийским Оракулом в вопросах процентных ставок, объявил сегодняшнюю ситуацию “загадкой”.

История предполагает, что мировому технологическому буму все еще предстоит заявить о себе в полный голос, при этом производственная прибыль США, вероятно, распространится на весь мир, повышая темпы роста повсюду. Обычно, быстрый мировой экономический рост выливается в высокие долгосрочные процентные ставки – и люди стали беспокоиться, что положение еще более усугубится.

Предположим, что инвесторы обеспокоены небольшой вероятностью катастрофы в течение следующих пяти-десяти лет. (Согласно экспертам по ядерному терроризму и пандемиям, опасность является реальной.) Предположим, что инвесторы полагают, что рост, вероятно, останется высоким, но возможно – всего лишь возможно – произойдет развал. В этом случае совершенно возможно иметь очень низкие процентные ставки наряду с сильным ростом.

Верно то, что некоторые экономисты обращают внимание на безмятежные дни 1950-х гг. и начала 1960-х, когда Европа, США и Япония процветали, но процентные ставки в общем оставались значительно ниже уровня экономического роста. Так как это была золотая эра мирового роста, зачем беспокоиться, если в настоящее время мы наблюдаем то же самое явление?

Оптимисты забывают то, что 1950-е и 1960-е гг. также были очень небезопасным периодом истории. Многие люди реально боялись начала III Мировой Войны – и у них на это были серьезные причины, согласно многим историкам. Тогда предзнаменование Апокалипсиса помогло сохранить дешевые займы. К счастью, наиболее мрачные опасения инвесторов не оправдались, и нам остается только надеяться на то, что в этот раз произойдет то же самое.

Но если чувство надвигающейся опасности является основной подоплекой сегодняшних рекордно-низких процентных ставок, то лидеры Большой Восьмерки должны быть более осмотрительными, когда они поздравляют друг друга. Общеизвестно, что коллективная психология инвесторов является хрупкой. Если они когда-нибудь успокоятся, то процентные ставки взлетят, а это вполне может довести тлеющий дисбаланс мировой экономики до яростного кипения.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured