Saturday, August 30, 2014
0

Укрощение фанатизма

МЕЛЬБУРН.В то время когда ужасные события в Норвегии напоминают нам о том, как много ещё в мире есть кровожадного фанатизма, возможно, история с другой стороны этого явления сможет восстановить некоторый оптимизм по поводу того, что некоторые положительные, исторически значимые изменения в отношении к фанатизму действительно происходят.

В прошлом месяце в Австралии одного игрока высшей лиги австралийского футбола оштрафовали и отстранили от игр; к тому же (как результат интенсивной отрицательной реакции прессы) он пережил сильное публичное унижение. Необычным в данном деле и в масштабе реакции было его правонарушение. Это не было жестоким убийством, он не оскорблял арбитра, не раскрыл закрытую информацию болельщикам, делающим ставки. Это было всего лишь едкое замечание, услышанное только его оппонентом. Но его оппонент был игроком нигерийского происхождения, а замечание было расистским оскорблением.

Всего несколько дней до этого произошёл инцидент, также привлёкший к себе значительное внимание средств информации и вызвавший порицание: зрителя, выкрикнувшего расистское оскорбление в адрес игрока суданского происхождения, вывели со стадиона и запретили посещать матчи в будущем, если он не пройдёт курсы антирасистского образования.

Не так много лет назад подобные инциденты остались бы в Австралии (как и в большинстве остальных стран мира) полностью незамеченными и не привели бы ни к какому наказанию. Они не были серьёзными – всего лишь часть игры: сказано это было в запале состязания на поле ярыми болельщиками, кричащими с трибун.

Один известный игрок 1990-х гг. сказал в то время: «Я бы произносил расистские высказывания каждую неделю, если бы думал, что это поможет выиграть матч». Да и болельщики ничем не отличались: «Конечно, я скандирую «чернокожие ублюдки», но я не имею этого в виду. Это просто способ выплеснуть эмоции». Похоже, никому и в голову не приходило, что чернокожие игроки, которых оскорбляли, возможно, относились к этому совсем по-другому.

И всё это происходило в стране, которая, казалось, по крайней мере институционально, давно покончила со своим расистским прошлым. В конце 1960-х гг. была отменена пресловутая иммиграционная политика «Белой Австралии», в 1970-х гг. было принято сильное противодискриминационное законодательство, были предприняты значительные усилия по устранению с помощью реализации земельных прав и программ социального равноправия несправедливости, испытывавшейся многие десятилетия аборигенами Австралии и островитянами с островов пролива Торреса.

К 1990-м гг. повседневного расизма – пренебрежительных замечаний в адрес других этнических групп и национальных меньшинств на рабочем месте, за барной стойкой или за семейным обеденным столом (что я хорошо помню из своего детства в 1950-х гг.) – стало гораздо меньше в австралийской частной жизни, и, конечно же, он полностью исчез из публичной жизни. Но в спорте почему-то было по-другому: там считалось, что это всего лишь «выпускание пара» – то же самое, что скандирование или улюлюканье; ибо это считалось «легитимной» тактикой – то же самое, что раздражение соперника посредством оспаривания его мужества.

Настроения и поведение начали меняться после поступка звезды австралийского футбола туземного происхождения Ники Винмара – одного из очень немногих аборигенов, игравших тогда в высшей профессиональной лиге. В 1993 г. его всё «достало». После церемонии награждения в качестве игрока матча, во время которого его постоянно оскорбляли на расовой почве, он повернулся к болельщикам команды-соперника, одной рукой поднял свою майку, а другой театрально указал на свою грудь.

Послание было недвусмысленным: «Я чернокожий, и горжусь этим». Призыв к действиям, вызванный данным инцидентом, а также широко освещённое в печати оскорбление два года спустя во время игры ещё одной звезды туземного происхождения Майкла Лонга привели к введению в 1995 г. Лигой австралийского футбола кодекса поведения под названием «Расовые и религиозные оскорбления». Данный кодекс сочетает в себе эффективный процесс применения, соответствующие штрафные санкции и сильную образовательную программу.

Кодекс стал очень успешным в деле избавления австралийского футбола от проявлений расизма во время матчей, что раньше сильно портило жизнь большинству туземных игроков. Теперь же их количество в элитном дивизионе увеличилось более чем в два раза в течение последнего десятилетия. С тех пор данный кодекс стал действовать на всех чемпионатах по австралийскому футболу и доказал свою ценность в качестве влиятельной модели и для других видов спорта в Австралии и во всём мире. Например, австралийские реформы нашли своё отражение в антирасистской политике, принятой в течение последнего десятилетия международными руководящими органами футбола – ФИФА и УЕФА (хотя во многих случаях перевод политики в эффективные, осуществимые действия на национальном уровне оставляет желать лучшего).

Однако ��олгое время в Австралии сомневались в том, насколько реальным было всеобщее стремление признать то, что расистские оскорбления где угодно, когда угодно, кем угодно и в какой угодно ситуации являются просто неприемлемыми. Были значительно распространены сочувственные эмоции в отношении спортсменов и женщин-аборигенок и всех туземных народностей Австралии, в целом: это стало очевидным в эмоции, замеченной всем миром, сопровождавшей речь премьер-министра Кевина Радда под названием «Извинение перед украденными поколениями» в 2008 г. Но могли ли данные эмоции распространиться и на граждан африканского происхождения, а также на членов других этнических групп, которые постепенно становились всё более заметной частью австралийской жизни?

События нескольких последних недель говорят о том, что история, наконец, действительно пошла вперёд. Разоблачение оскорблений игроков суданского и нигерийского происхождения вызвало волну подлинного, заметного и ощутимого общественного негодования – очевидное ощущение того, что виновники опозорили не только себя, но и свою страну. Для австралийца моего поколения это совершенно новый и весьма приятный опыт. И есть все основания надеяться и верить в то, что опыт нашей страны становится универсальным.

Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured