2

МВФ и наглость еврозоны

ЛОНДОН. Правителей и политиков еврозоны не в чем обвинять: они внесли свой вклад в оказание помощи членам валютного союза, увеличив свой спасательный фонд, Европейский механизм стабильности (ESM). Теперь пришло время остальному миру, то есть Международному валютному фонду, прийти на помощь и вложить дополнительные средства, и министры финансов европейских стран работают над этим на заседании МВФ и Всемирного банка в Вашингтоне.

Другими словами, европейские чиновники считают поддержку еврозоны со стороны МВФ само собой разумеющейся, будто весь остальной мир обязан это сделать. На самом деле, даже если правительства еврозоны смогли договориться о значительном увеличении размеров ESM, для МВФ существуют веские причины воздержаться от любой дальнейшей поддержки.

Лидеры Европы не могут решить, является ли еврозона федерацией, вроде Соединенных Штатов, или группой независимых государств. В то же время они часто оценивают еврозону как находящуюся в более благоприятной ситуации по сравнению с другими развитыми странами.

В целом, члены еврозоны, по их мнению, имеют более низкий бюджетный дефицит, чем США и Великобритания, при равном уровне государственного долга. В отличие от США и Великобритании, в целом в еврозоне действует профицит текущего счета (как это любят говорить политики, жить «в пределах своих возможностей»). И они выражают свою гордость за значительное увеличение роли евро в качестве международной резервной валюты, а также полны решимости сделать все возможное, чтобы защитить целостность валютного союза.

И все же политики считают, что остальной мир обязан помочь еврозоне. Когда им это удобно, евро уже не валюта весьма успешной и интегрированной экономики, а валюта, которой совместно пользуется ряд суверенных стран кредиторов и должников, и МВФ, таким образом, несет ответственность за поддержку членов-должников.

Это, по меньшей мере, странная позиция. Представьте себе, что федеральное правительство США решило, что оно больше не хочет поддерживать штат Миссисипи и потребует поддержки для бедного южного штата у МВФ. Остальной мир, во главе с правительством еврозоны, справедливо откажется. Кроме того, МВФ вряд ли поможет Индии, в которой уровень ВВП на душу населения составляет менее одной десятой от уровня еврозоны, финансировать бедные штаты Бихар и Уттар-Прадеш.

Еврозона хочет добиться этого двумя путями. Ее дебиторы и кредиторы являются членами одного и того же богатого валютного союза, чей профицит текущего счета означает для всего остального мира, что он является нетто экспортером капитала (то есть, внутренние сбережения превышают внутренние инвестиции). Кроме того, стратегия еврозоны в борьбе с кризисом неявно опирается на рост сальдо: государства-члены с дефицитом текущего счета находятся под давлением, вынуждающим сократить его, а страны-кредиторы не испытывают давления с целью сократить свой профицит. Таким образом, регион, который по существу проводит меркантилистическую стратегию, теперь хочет, чтобы остальной мир его финансировал.

Многие европейские лидеры считают, что остальной мир должен спасти еврозону, поскольку валютный союз является всего лишь невинным свидетелем. Несмотря на то что эти экономики более перспективны и существенно более стабильны, чем в других странах, рынки (или «спекулянты») делают невозможной борьбу членов еврозоны для достижения необходимых корректировок. Таким образом, еврозона заслуживает защиты от попытки международных сил уничтожить ее.

Это соображение указывает на суть проблемы: еврозона институционально не завершена, и политики Еврозоны продолжают обвинять указывающих на это инвесторов. В каждом валютном союзе существуют регионы-кредиторы и регионы-должники. Так же как регионы-кредиторы в любых других мировых валютных союзах несут ответственность за поддержку регионов должников (что они делают при помощи различных средств), кредиторам еврозоны необходимо поддержать платежеспособность своих регионов-должников. Это требует объединения долга, фискальных трансферов между государствами-членами и, разумеется, федеральных учреждений, чтобы предоставить всему этому легитимность.

Второй причиной оправдать свои требования в оказании помощи от МВФ для политиков Еврозоны является шантаж: якобы глобальные последствия дальнейшего кризиса еврозоны будут настолько серьезными, что у МВФ нет другого выбора, кроме как сделать все возможное для его предотвращения. Многие более бедные страны, а так же те, кто регулярно критикует политику еврозоны из-за ее задолженности (такие как США и Великобритания), должны оказать поддержку богатым кредиторам, чтобы предотвратить нанесение ими неисчислимого урона мировой экономике. Судя по всему, остальному миру сделано предложение, от которого он не может отказаться.

Остальной мир не несет моральной ответственности за поддержку еврозоны, и он должен противостоять попыткам вымогательства со стороны европейских лидеров той поддержки, которая была бы равносильна скрытой поддержке своих стран-кредиторов. Это было бы неоправданным использованием ресурсов МВФ, а также будет способствовать дальнейшему распространению убеждения среди стран с развивающейся экономикой во всем мире, что МВФ находится в плену западных интересов.

МВФ должен придерживаться стратегии оказания поддержки странам с временными проблемами внешнего финансирования; богатые регионы-кредиторы, которые отказываются говорить о своих институциональных противоречиях, не заслуживают этой помощи. Если правительства еврозоны не желают создавать федеральные учреждения, необходимые для стабилизации еврозоны, то они должны либо собрать достаточно большой фонд для своего спасения, либо признать, что единая валюта является неосуществимой в ее нынешнем виде.