Monday, July 28, 2014
Exit from comment view mode. Click to hide this space
0

Политика самообмана относительно ВИЧ в Восточной Европе

КАРДИФФ, КАЛИФОРНИЯ. На Россию и Украину приходится около 90% из 1,5 миллиона человек, которые по оценкам инфицированы ВИЧ в Центральной и Восточной Европе. Во время недавней поездки в эти страны, несмотря на неоднократные просьбы, ни один политик или государственный чиновник здравоохранения в обеих этих странах не захотел со мной встретиться. Никто не перезвонил, не отправил факс и не ответил на электронные письма, которые я отправил по возвращении домой.

В обеих странах эпидемией движут потребители инъекционных наркотиков (ПИНы), которые пользуются общими иглами и шприцами ‑ самым эффективным способом передачи ВИЧ. Тем не менее, существуют проверенные методы, чтобы замедлить распространение ВИЧ посредством ПИНов.

Если ПИНы вводят героин или родственные наркотики ‑ как это наиболее распространено в Восточной Европе – программы по замещению наркотиков метадоном или бипенорфрином могут значительно замедлить передачу ВИЧ. Успех таких программ также зависит от установки в удобных местах пунктов по обмену игл и шприцев, как для обеспечения чистого оборудования, так и для приобщения пользователей к системе здравоохранения. ПИНам необходимы консультации, как табуретке третья ножка.

Это трио политики составляет основу того, что известно среди специалистов здравоохранения как «пакет по снижению вреда». Тем не менее, Россия и Украина не тратят деньги на снижение вреда.

Международная помощь поддерживает усилия по снижению вреда в обеих странах в скромных масштабах: большая часть денег поступает от Глобального фонда по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. Но Россия, в связи с ростом национального дохода, больше не имеет права на гранты Глобального фонда на борьбу с ВИЧ/СПИДом.

Группа неправительственных организаций (НПО) в России, которые прилагали усилия по снижению вреда при помощи средств Глобального фонда, получила заверения от правительства, что оно будет продолжать финансировать работу, как только закончатся средства. Но осенью прошлого года правительство отказалось от этого, и Глобальный фонд выдал группе экстренный грант на два года. Безденежная Украина, которая сохраняет право на помощь Глобального фонда по борьбе с ВИЧ/СПИДом, также полностью опирается на НПО – большинство из которых создано пострадавшим населением – в проведении своих программ по снижения вреда.

Помимо шаткого финансирования, усилиям по снижению вреда в России и, в значительной степени, в Украине не хватает фундаментального инструмента: терапии по замене наркотиков. В России полностью запрещено использование метадона. «Нет никаких доказательств того, что использование метадона и бипенорфрина облегчает лечение наркомании», ‑ заявила Ольга Кривонос, глава Департамента организации медицинской помощи и развития здравоохранения при Министерстве здравоохранения и социального развития России в марте 2009 года. В Украине, в которой импорт метадона был легализован только в декабре 2007 года, во время моего визита было только 5000 человек, которые его получали.

«Есть большое количество научных данных об эффективности заместительной терапии против ВИЧ/СПИДа», ‑ заключили в 2004 году в аналитической записке Всемирная организация здравоохранения, Управление ООН по наркотикам и преступности и Объединенная программа ООН по ВИЧ /СПИДу. Институт медицины США высказал свою позицию по этому вопросу в докладе 2007 года: «Учитывая убедительные доказательства своей эффективности в лечении наркотической зависимости, наркотическая терапия агонистом должна быть широко доступна, где это возможно».

Популярное объяснение отсутствия действий в России и Украине заключается в том, что их правительства считают ПИНов преступниками, а не больными людьми, и проводят неофициальную политику, оставляющую их на произвол судьбы. В действительности, милиция регулярно преследует пользователей (и людей, которые им помогают), еще больше усугубляя ситуацию. Многие страны за пределами региона занимают похожую позицию.

Однако в Восточной Европе этот вопрос более сложный. Остатки советского недоверия к посторонним влияет на мнения многих, и часто повторяется утверждение, что их культура другая: вмешательство, которое работает на Западе, возможно, не будет работать на Востоке. Существует также подозрение, что грязные капиталистические свиньи хотят получить прибыль от продажи заменителей наркотиков, независимо от того, работают они или нет.

Это так же глупо, как утверждение, что антиретровирусные препараты не будут работать в регионе и что лечение ВИЧ является составной частью гигантского плана фармацевтических компаний. Люди есть люди. Снижение вреда работает везде, и основными финансовыми благодетелями являются сами страны, которые видят снижение распространения ВИЧ, преступности, а также людей, которые возвращаются на работу.

Страусиная позиция относительно снижения вреда не причиняет вреда лишь ПИНам. ВИЧ-инфицированные ПИНы, конечно, занимаются сексом с не наркоманами. Беременные ВИЧ-инфицированные ПИНы передают вирус своим детям, а иногда ‑ поразительно часто в России ‑ отказываются от своих новорожденных, оставляя их государству. Люди, инфицированные ПИНами, также могут заразить других сексуальным путем, далее укрепляя мост к «основному» населению.

В июле в Вене состоялась 18-я международная конференция по СПИДу, привлекшая почти 20 тысяч человек. Среди выступавших были президент Австрии Хайнц Фишер, Билл Клинтон, Билл Гейтс и исполняющий обязанности  президента Южной Африки Кгалема Мотланте. Организаторы провели встречу в Вене, поскольку она является «воротами в Восточную Европу», и они надеялись более чем когда-либо привлечь эту область. Впервые все делопроизводство было переведено на русский язык. Однако не присутствовал ни один из высокопоставленных российских или украинских чиновников.

«Венская декларация», одобряющая меры по снижению вреда ‑ и подчеркивающая наркотическую политику, основанную на науке, а не идеологии ‑ была представлена на заседании и собрала более 10 000 подписей. Но наиболее влиятельной подписавшейся фигурой из Восточной Европы была первая леди Грузии, страны, 2700 ВИЧ-инфицированных которой предположительно составляют всего 0,018% от общего регионального уровня. Судя по равнодушию их правительств, оставшиеся 99,982% ВИЧ-инфицированных в Восточной Европе ‑ и все тех, кого они ставят в зону риска причинения вреда – могут просто сгнить.

Exit from comment view mode. Click to hide this space
Hide Comments Hide Comments Read Comments (0)

Please login or register to post a comment

Featured