2

Энергетическая дилемма Аргентины

БУЭНОС-АЙРЕС. Экспроприация почти всей доли испанской компании Repsol в аргентинской компании-производителе энергии YPF, объявленная во время пламенной речи президента Кристины Фернандес де Киршнер, вызвала юридическую обеспокоенность во всем мире. Этот шаг не решит энергетических проблем страны при отсутствии огромного притока инвестиций в эту отрасль.

Repsol приобрела полный контроль над YPF в 1999 году, в феврале 2008 года она передала часть своих акций Petersen Group, которая сегодня контролирует 25%. У Repsol в настоящее время 57%, а остальная часть принадлежит инвесторам фондового рынка. Аргентинское правительство намерено экспроприировать 51%, оставив Repsol 6% акций.

Во время продажи акций в 2008 году два основных акционера договорились распределить по крайней мере 90% будущей прибыли в денежной форме. Это решение должно было позволить Petersen Group обслужить долги перед банками, а также самой Repsol, которые она создала во время покупки своих акций и за которые она не сделала никакого первоначального взноса.

Это чрезвычайно высокие дивиденды в мировой нефтяной промышленности. За последнее десятилетие разведанные запасы YPF значительно уменьшились, как и у большинства нефтяных компаний, работающих в Аргентине, так как инвестиции в разведку значительно сократились.

В то же время на природный газ приходится 51% потребления энергии по сравнению с 32% по нефти и почти 17% по углю, возобновляемым источникам энергии, а также гидро- и атомной энергетике. Во всем мире газ обеспечивает почти четверть от общего объема потребления энергии - например, 27% в Соединенных Штатах и лишь 9% в соседней Бразилии. Аргентина имеет самый большой грузовой автомобильный парк в мире, работающий на сжатом природном газе; семьи интенсивно используют газ; большинство электроэнергии вырабатывается при помощи газа; на нем основана и нефтехимическая промышленность.

Конечно, в ряде других стран (Катаре, Алжире, Объединенных Арабских Эмиратах, Иране и России) на газ также приходится более половины ‑ или даже больше 60% ‑ потребления энергии. Но есть огромная разница: все эти страны имеют резервы, которых хватит еще на 70-100 лет. Аргентина, напротив, является очень зависимой от газа страной с уменьшающимися запасами, которые эквиваленты менее восьми годам добычи.

Покрытие этих уменьшающихся резервов ‑ более половины запасов газа и 1/5 запасов нефти уже использованы – за счет импорта предполагает ежегодные расходы более 300 миллиардов долларов США. После двух десятилетий дешевой изобилующей энергии и экспорта излишков продукции начался новый цикл дорогой, дефицитной и импортируемой энергии, по мере того как добыча нефти упала на треть с 1998 года, а добыча газа на 15% с 2004 года.

Сегодня большая проблема для Аргентины состоит в попытке восстановить энергетическую самодостаточность через значительные инвестиции в разведку на суше и в Атлантическом океане. В то же время страна должна изменить свою модель потребления, больше полагаясь на гидроэлектростанции, атомную и ветряную энергию. Несмотря на то что есть большой потенциал для новых нетрадиционных ресурсов, все они стоят дорого, требуя ежегодных инвестиций около 3% от ВВП в течение следующих пяти лет.

Вполне вероятно, что в краткосрочной перспективе рост импорта дорогого сжиженного природного газа и других видов топлива будет продолжать оказывать давление к переменам. В прошлом году дефицит внешней энергии превысил 3 млрд долларов США, а в этом году, как ожидается, он удвоится.

Важный вопрос состоит в том, является ли решение аргентинского правительства национализировать 51% акций YPF лучшим способом восстановить самодостаточность добычи нефти и газа, а также привлечь капитал, необходимый для разведки и разработки обычных запасов. Также у Аргентины есть особенно высокий потенциал для производства нетрадиционных газовых ресурсов, учитывая, что она занимает третье в мире место по величине таких резервов после Китая и Соединенных Штатов. Но, как и обычные ресурсы страны, эти запасы не будут добываться сами.