Getty Images

The Year Ahead 2018

Гибкое управление для надломленного мира

ЖЕНЕВА – Пока Четвёртая промышленная революция продолжает преображать мировую политэкономию, многие хватаются за идеи, как можно добиться позитивных системных перемен. В мире, где технологии становятся одновременно и разрушительной силой, и движущей силой прогресса, наилучшим подходом может стать применение в политике уроков технологической отрасли. Власти, подобно стартапам, должны рассматривать множество путей дальнейшего развития, выбирая решения, которые работают, и отказываться от тех, которые не работают.

Для любого, кто наблюдает за событиями в мире, очевидно, что после относительно длительного периода беспрецедентного мира и процветания, после двух десятилетий усиления интеграции, открытости и инклюзивности, маятник сейчас качнулся в обратную сторону – к фрагментации, национализму и конфликтам.

Во многих отношениях послевоенный порядок уже надломлен. Амбициозные многосторонние торговые соглашения разваливаются, поскольку из них выходят ключевые игроки. По беспрецедентному глобальному сотрудничеству в сфере борьбы с изменением климата, зафиксированному в Парижском климатическом соглашении 2015 года, наносятся ощутимые удары. Сепаратистские движения становятся более заметными: региональные сообщества ищут такие источники идентичности, которые позволяют им вернуть ощущение контроля. А президент США дал ясно понять, что будет ставить узкие национальные интересы выше любых других, и что остальным лидерам государств следует поступать также.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/tYjHAug/ru;
  1. Richard Baker/Getty Images

    The Road From Thatcherism

    British Prime Minister Margaret Thatcher famously declared that there is “no such thing” as society, but she also oversaw one of the most consequential projects of social engineering in modern history. The result is a world that is both more connected and more divided than ever.

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.