Getty Images

The Year Ahead 2018

Новый баланс для глобальной эпохи

ЛОНДОН – Движения за протекционизм и «возврат контроля» будут и дальше шириться, пока глобализация остаётся неуправляемой, не имеет человеческого лица и движется вперёд со скоростью бешеного поезда, вышедшего из-под контроля.

К сожалению, есть реальные причины, по которым слово «глобализация» стало ругательным для миллионов граждан. Рушится фундамент Вашингтонского консенсуса, который существует уже 30 лет. Почти все теперь согласны с тем, что свободная торговля без справедливой торговли приводит к появлению миллионов проигравших, в дополнение к нескольким победителям. Нерегулируемые потоки капитала, особенно краткосрочные спекулятивные потоки, способны дестабилизировать экономику. А расширение социального неравенства может негативно повлиять на рост экономики.

Осознание этих фактов пробивает бреши в рыночном фундаментализме, сосредоточенном на либерализации, дерегулировании, приватизации, снижении налогов и роли государства. Этот фундаментализма свободного рынка доминировал в правящих кругах на протяжении нескольких последних десятилетий. Прошло десять лет после мирового финансового кризиса, и теперь мы можем признать, что частные лица и компании, действуя исключительно в собственных корыстных интересах, не всегда служат интересам общества.

To continue reading, please subscribe to On Point.

To access On Point or our archived content, log in or register now now and read two On Point articles for free and 2 archived contents. For unlimited access to the unrivaled analysis of On Point and archived contents, subscribe now.

required

Log in

http://prosyn.org/6TDMntU/ru;

Handpicked to read next

  1. Nazi Sturmabteilung (SA) Troops in Anti-Semite Street Brawl Universal History Archive/UIG via Getty Images

    The Great Crack-Up, Then and Now

    The Great War laid waste to the economic and political foundations of Europe, but did not establish a new international order, thus setting the stage for the disasters of the 1930s and 1940s. 

    As the world approaches another period of vast economic and political change, the lessons of the interwar interregnum are more relevant than ever.