3

Размышления заключенной о Нельсоне Манделе

ХАРЬКОВ. Говорят, что заключенные испытывают чувство беспомощности и уязвимости. Однако, правда жизни для политического заключенного, даже если он объявил голодовку, прямо противоположная. Находясь в заключении, я вынуждена была сконцентрировать свои мысли на том, что является важным для меня, на моих политических убеждениях, на моей стране. Поэтому я практически ощущаю присутствие рядом с собою смелых женщин и мужчин, пожилых и молодых, кто собрался вместе в Киеве и других городах Украины, чтобы защитить свои мечты о демократическом и европейском будущем. В тюрьме ваши надежды и мечты становятся вашей реальностью.

Я уверена, что Нельсон Мандела понял бы мои чувства и согласился со мной. Южноафриканский режим апартеида, возможно, и продержал его взаперти почти три десятилетия, однако во время грандиозных протестных выступлений в Соуэто и в ходе других демонстраций в поддержку свободы и равенства, бесстрашные молодые южноафриканцы неизменно воодушевлялись его примером и ощущали его присутствие рядом с собою.

Во всем мире большинство людей в настоящее время справедливо прославляют благородное достоинство, с которым Мандела вывел Южную Африку из политической глуши. Даже здесь, за тюремной решеткой и под 24-часовым наблюдением, вроде того, которое испытывал и он на протяжении такого длительного времени, я могу представить тепло его широкой улыбки, веселые глаза и те красочные рубашки в гавайском стиле, в которых он любил щеголять.

И я могу восхищаться его непреклонным – и, да, иногда хитрым – стремлением к примирению, которое спасло его страну от расовой войны, которую те, кто отказывался принять конец правления белого меньшинства, считали неизбежной. Как они ошибались, и каким чудесным было достижение Манделы, благодаря которому даже его самые непримиримые враги почувствовали себя как дома в Южной Африке после окончания апартеида.