3

Китайско-американская проблема занятости

ГОНКОНГ – Приход Дональда Трампа к власти в США сопровождался немалой критикой в адрес Китая. Тем не менее, после апрельского визита председателя КНР Си Цзиньпина во флоридское поместье Трампа кажется, что статус-кво в двусторонних отношениях, критических важных для глобальной торговли, экономического роста и стабильности, будет сохраняться. Это была бы отличная новость и для китайских, и для американских работников.

На саммите Си подтвердил стремление Китая поддерживать позитивные отношения с США. «У нас есть тысячи причин налаживать китайско-американские отношения, – сказал он, – и ни одной причины, чтобы их портить». Трамп со своей стороны принял приглашение Си посетить Китай в ближайшее время.

В сфере торговли Трамп и Си согласовали «стодневный план» для обсуждения путей снижения дефицита США в торговле с Китаем. Кроме того, США приняли китайское предложение обновить рамки двусторонних контактов, создав «Всеобъемлющий диалог США-Китай», который состоит из четырёх тематических диалогов: дипломатия и безопасность, экономические вопросы, правопорядок и кибербезопасность, социальные и культурные отношения.

Взаимопонимание между Си и Трапом объясняется трезвым осознанием внутренних и международных рисков двух стран. Оба очевидно признают, что стабильные американо-китайские отношения необходимы для того, чтобы у них была возможность заняться решением собственных задач.

Для Си в число таких задач входят структурные рыночные реформ, нацеленные на решение проблем коррупции, загрязнения окружающей среды, растущего долга, переизбытка мощностей и низкого уровня производительности. Для Трампа главным императивом является преодоление политических и институциональных препятствий, которые мешают ему выполнить данные ранее обещания, в том числе снизить налоги и заняться инвестициями в инфраструктуру.

Однако есть одна ключевая задача, которая для обоих лидеров является общей: рабочие места. Технологический прогресс, в первую очередь, автоматизация и роботизация, негативно влияет на всё большее количество рабочих мест. В США эта проблема стала той движущей силой, которая привела к избранию Трампа (хотя её виновниками часто и несоразмерно называли иммигрантов и развивающиеся страны-экспортёры, в том числе Китай). Но и в Китае опасения за рабочие места, вызванные развитием технологий, также могут стать угрозой для политической стабильности.

По данным доклада, опубликованного в прошлом году администрацией президента США Барака Обамы, в предстоящее десятилетие от 9% до 47% рабочих мест окажутся под угрозой из-за автоматизации. Компания McKinsey недавно опубликовала собственный доклад на эту тему, в котором говорится, что автоматизации поддаётся более 30% деятельности работников примерно 60% всех профессий.

Мировые лидеры, начиная с Трампа и Си Цзиньпина, должны теперь решить, как можно сохранить занятость в условиях исчезновения нынешних рабочих мест. Исследование администрации Обамы рекомендовало тройственный подход: инвестировать в искусственный разум (чтобы воспользоваться его выгодами); обучение и тренинги по подготовке к выполнению работы будущего; помощь работникам в переходный период. Всё это звучит очень хорошо, но из вида упущена одна важнейшая задача: надо гарантировать реальное создание достаточного количества новых рабочих мест.

В Китае и США радикальные изменения на рынке труда подвержены отраслевым и географическим дисбалансам. Например, автомобили без водителей создадут угрозу для примерно 2-3 миллионов рабочих мест в США. По некоторым секторам экономики, начиная с перевозки людей и грузов, исчезновение этих рабочих мест ударит особенно сильно.

Последствия автоматизации для фабричных рабочих тоже, как правило, концентрированно проявляются в определённых регионах. «Ржавый пояс» Америки, когда-то знаменитый своей мощной промышленностью, уже столкнулся с негативными последствиями автоматизации. А в Китае северо-восточный регион страны больше всего сейчас страдает от исчезновения рабочих мест, вызванного переизбытком мощностей и закрытием экологически грязных и убыточных объектов тяжёлой промышленности.

Однако наиболее значимая асимметрия, влияющая на проблему создания рабочих мест, вероятно, связана с институтами и политикой. Резкое увеличение государственной занятости обычно является неустойчивой, с точки зрения бюджета, мерой и даже контрпродуктивной, поскольку она способствует вытеснению частного сектора. А крупные предприятия – как частные, так и государственные – находятся сейчас в процессе сокращения рабочих мест ради повышения прибылей или эффективности. В результате, избыток рабочей силы приходится подбирать малым и средним предприятиям.

Китайские малые и средние предприятия, конечно, способны это сделать. Более того, даже если бы крупные предприятия сейчас не увольняли рабочих, они всё равно были бы в худшем положении по сравнению с более эффективными и инновационными малыми и средними предприятиями в условиях экономики, которая преобразуется под влиянием интерактивных интернет-платформ.

Взять, к примеру, интернет-торговлю. В недавнем докладе Исследовательского института компании Alibaba подчёркивается, что электронная торговля меняет отношения между потребителями и бизнесом. Прежняя модель «снабжение и распределение» стала намного более интерактивной: непрерывная ответная реакция потребителей вынуждает бизнес к ней постоянно адаптироваться.

Крупные интернет-платформы, подобные Alibaba, могут использовать «Большие данные» (Big Data) и аналитические программы, чтобы отслеживать изменения потребительских настроений. Между тем, традиционные крупные компании не способны реагировать на эти изменения (например, меняя свою продукцию или систему их дистрибуции) с той же скоростью и гибкостью, как их конкуренты из малых и средних предприятий.

Но, несмотря на то, что малые и средние предприятия способны заниматься ценной инновационной деятельностью и создавать рабочие места, власти удручающим образом игнорируют этот сектор экономики. Например, налоговое стимулирование не учитывает позитивную роль этих предприятий в создании рабочих мест и инноваций. А из-за рисков личного банкротства стоимостью банковских кредитов для них обычно выше, причём в Китае особенно.

Будучи двумя крупнейшими потребительскими рынками в мире и ведущими торговыми партнёрами, Китай и США могут многим помочь друг другу в преодолении барьеров, мешающих повысить темпы создания массовых, высококачественных рабочих мест. У США есть технологии, таланты и опыт регулирования, позволяющие сохранять лидерство в сфере инноваций, которые помогают создавать рабочие места в новых, ориентированных на будущее отраслях и видах деятельности. А переход Китая к модели потребительской экономики, опирающейся на всё более современный сектор услуг, позволяет повысить спрос на высококачественные и инновационные товары и услуги из США.

Результатом этого могли бы стать намного более сбалансированные торговые отношения, а потенциально – новое глобальное партнёрство для развития. Помня об этом, можно лишь надеяться, что Трамп сохранит тот дух сотрудничества, который он продемонстрировал на последнем саммите во Флориде.