4

Си Цзиньпин Аравии

ПЕКИН – Те, кто критиковал осторожную внешнюю политику Китая должны пересмотреть свою позицию после только-что завершенного визита президента Си Цзиньпина в Саудовскую Аравию и Иран – две крупные ближневосточные державы, которые в данный момент рвут друг другу глотки. Эти визиты отражают более активный внешнеполитический подход, который был начат Си Цзиньпином, особенно на Ближнем Востоке. Этот новый подход предоставляет нам важный вопрос: может ли влияние Китая на регион быть более конструктивным, чем влияние Соединенных Штатов?

Сейчас - уж точно напряженное время для активного участия на Ближнем Востоке, регионе, где, как утверждает Ричард Н. Хаас, разворачивается новая тридцатилетняя война, в которой «стало невозможно отличить гражданские войны от прокси войн». Ключевым фактором в развязывании нынешнего хаоса – который представляет собой конвергенцию множества глубоко укоренившихся проблем и конфликтов – было вторжение Америки в Ирак в 2003 году. Путем устранения суннитского режима Саддама Хусейна, США проложили путь для Шиитского правительства, и этот поворот перекосил региональный баланс сил в сторону Ирана и заставил суннитскую Саудовскую Аравию чувствовать себя окруженной шиитской коалицией.

Именно поэтому Иран и Саудовская Аравия настолько активно участвуют в гражданской войне в Сирии. Они знают, что судьба алавитской власти президента Башара Аль-Асада будет иметь значительные последствия для регионального порядка. Для Саудовской Аравии, сдерживание Ирана все более важно в свете недавнего соглашения по ядерной программе страны, которое привело к снятию международных экономических санкций, которые долгое время сдерживали амбиции регионального лидерства Ирана.

Конечно, ни Саудовская Аравия, ни Иран и ни Турция, которая также включилась в конкуренцию за влияние в регионе – не желают прямой конфронтации. Эти страны предпочли бы наделить этой ответственностью других актеров, даже если это означает добавлять огонь в опасную религиозную радикализацию и приватизацию насилия. Террористические движения, которые возникли в результате такого подхода – а именно, ИГИЛ – не могут быть побеждены с помощью традиционных контртеррористических операций.