rudd6_Lintao Zhang_Getty Images Lintao Zhang/Getty Images

Си Цзиньпин и его концепция глобального управления

НЬЮ-ЙОРК – С каждым днём становится всё более очевидным контраст между дезорганизацией на Западе, столь явно продемонстрированной на саммите НАТО и на июньской встрече «Большой семёрки» в Канаде, и – с другой стороны – ростом международной уверенности Китая. В июне Коммунистическая партия Китая (КПК) провела Конференцию ЦК КПК по международной работе, уже вторую с тех пор, как в 2012 году Си Цзиньпин стал непререкаемым руководителем страны. Подобные мероприятия являются незаурядным событием. Они максимально ясно выражают мысли китайского руководства по поводу места их страны в мире, и при этом помогают остальному миру многое узнать о самом Китае.

Последняя подобная конференция, состоявшаяся в 2014 году, ознаменовалась похоронами концепции Дэн Сяопина – «скрывай свою силу, выжидай своё время, никогда не становись лидером» – и открыла новую эру международной активности Китая. Эти перемены были, в частности, вызваны: централизацией контроля, проведённой Си Цзиньпином; выводами китайского руководства о том, что сила Америки находится в относительном упадке; а также его убеждением в том, что Китай стал незаменимым игроком глобальной экономики.

После 2014 года Китай расширил и консолидировал свои военные позиции в Южно-Китайском море. Опираясь на идею «Нового шёлкового пути», Китай выступил с торговой, инвестиционной, инфраструктурной и – в более широком смысле – геополитической и геоэкономической инициативой стоимостью в триллионы долларов. В ней участвуют 73 страны Евразии, Африки и не только. Кроме того, Китай привлёк большинство стран развитого мира к участию в Азиатском банке инфраструктурных инвестиций – это первый крупный многосторонний банк развития, находящийся вне рамок Бреттон-Вудской системы.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

or

Register for FREE to access two premium articles per month.

Register

https://prosyn.org/CPvzrQVru