7

Возрождение ВТО?

НЬЮ-ДЕЛИ – Всемирная торговая организация слишком долга чахла, говоря словами Т.С. Элиота, у «вод Лемана» (то есть у озера Женева). Когда-то это был важнейшая площадка для многостороннего обсуждения вопросов торговли, однако в последние годы ВТО стала постепенно отходить на второй план. Свежие удары по глобализации, в частности, голосование за Брексит в Великобритании и избрание Дональда Трампа президентом США, означают, что данная тенденция ускорится. Но все эти последние события в реальности могут произвести обратный эффект, благодаря трём ключевым факторам, которые делают возможным возрождение ВТО – и принципа многосторонних подходов, воплощением которых является эта организация.

Первым фактором является упадок альтернативных механизмов торговых отношений. Пик влияния ВТО пришёлся на начало 2000-х годов: спустя несколько лет после завершения Уругвайского раунда глобальных торговых переговоров в эту организацию стало вступать всё больше стран, самой заметной из которых был Китай.

Однако в дальнейшем крупнейшие игроки мировой торговли – США и Евросоюз – переключили своё внимание с многосторонних торговых соглашений на двусторонние, а также региональные и мега-региональные соглашения. Мега-региональные соглашения, а именно Транс-Тихоокеанское партнёрство (ТТП) и Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнёрство (ТТИП), представляли собой особенно серьёзную угрозу для ВТО. Но именно эти соглашения администрация Трампа решила отвергнуть (или, по крайней мере, отложить).

Европейская интеграция оказала схожее влияние на ВТО, поскольку она привела к появлению альтернативной платформы управления торговлей внутри Европы. Однако европейские проект переживает сейчас трудные времена, ярким признаком которых стал предстоящий выход Британии из ЕС. После Брексита ВТО станет, наверное, самой важной площадкой для обсуждения торговых отношений Британии с миром. И любая дальнейшая дезинтеграция ЕС будет лишь усиливать эту тенденцию.

Конечно, региональные торговые соглашения в Азии и других регионах, вполне возможно, будут и дальше развиваться. Но должны появиться новые лидеры. А ни одна из системно значимых стран сегодня не отвечает строгим требованиям к такому лидерству: внутренняя политическая стабильность, динамичная экономика, сравнительно умеренные риски, непоколебимая приверженность принципу открытых рынков.

Хотя это может прозвучать странно, но вторым фактором, предвещающим возрождение ВТО, является нарастающее отрицательное отношение избирателей к сверхглобализации. По сути, сверхглобализация является «глубокой» интеграцией. Она не ограничивается созданием открытых рынков для товаров и услуг, а предусматривает ещё и увеличение потоков иммигрантов (в США и Европе), гармонизацию регулирования (амбициозная цель ТТП и ТТИП), международное судебное вмешательство во внутренние дела (процедуры урегулирования отношений с инвесторами в рамках НАФТА и ТТП). В случае ЕС предусмотрена даже единая валюта. Для такой интеграции намного более эффективен регионализм, а не ВТО.

Теперь, в условиях глобализации без «глубокой» части, ВТО может снова стать привлекательным местом для ведения бизнеса странами, участвующими в международной торговле. Не следует заблуждаться: впереди будет ещё очень много процессов глобализации, которым потребуется содействие и управление со стороны ВТО, что, в частности, вызвано неумолимым маршем технологий. Связывающая разные страны сетевая структура торговли и инвестиций, воплощаемая в глобальной цепочке стоимости (Аадитиа Маттоо из Всемирного банка и я называем это «переплетённой глобализацией»), не допустит значительного отката назад.

Третий фактор, который может вдохнуть новую жизнь в ВТО: выбранная администрацией Трампа протекционистская позиция. Если США повысят пошлины или введут пограничную коррекцию налога на прибыль, которая поощряет экспорт и штрафует импорт, тогда торговые партнёры этой страны, скорее всего, обратятся к ВТО в качестве третейского судьи, поскольку ранее эта организация уже демонстрировала свою способность решать торговые споры.

В результате, ВТО может стать тем местом, где будет контролироваться и сдерживаться торговая политика Америки. Универсальный характер членства в ВТО, ранее считавшийся препятствием для стран, которые хотели принятия новых правил и соглашений, может теперь оказаться её главной силой, потому что он придаёт ей высокую степень легитимности, а это критически важно для минимизации напряжения в торговых отношениях и риска конфликтов.

В книге «Затмение» я доказывал, что система многосторонних отношений обеспечила нас наилучшими инструментами, гарантирующими мирный подъём новых держав. Но, похоже, что в равной степени этот тезис применим и к ситуации урегулирования отношений с державами, отступающими с мировой сцены.

Впрочем, возрождение ВТО не произойдёт автоматически. Заинтересованные стороны должны активно к этому стремиться. Самыми очевидными кандидатами на эту роль являются страны с экономикой среднего размера, которые больше всех выиграли от глобализации и которые, в отличие от США и некоторых стран Европы, сейчас не испытывают давления со стороны общества, отрицающего глобализацию.

В число адвокатов системы многосторонних отношений должны войти Австралия, Бразилия, Индия, Индонезия, Мексика, Новая Зеландия, Южная Африка, Великобритания, а также, возможно, Китай и Япония. Поскольку ни одна из этих стран (за исключением Китая) не обладает крупной экономкой, они должны коллективно заняться защитой открытых рынков.

Кроме того, они должны открыть собственные рынки не только в традиционных сферах (сельское хозяйство и промышленность), но и в новых, таких как услуги, инвестиции и стандарты. Тем самым, эти страны отреагируют на увлечение сиюминутными подходами к вопросам открытости, к которым вынуждены перейти их более крупные торговые партнёры.

Мир нуждается в решительном ответе на упадок сверхглобализации. Таким ответом могут стать многосторонние подходы, которые будут отстаивать страны с экономикой среднего размера, активно участвующие в мировой торговле и заинтересованные в сохранении открытости. Им следует теперь направиться к берегам Лемана.