0

Как победить, несмотря на издержки глобализации

По обе стороны Атлантики многие рассматривают экономическую глобализацию как угрозу для людей с доходом ниже среднего. Согласно недавнему опросу, проведенному немецким «Фондом Маршалла», большинство населения во Франции, Германии и Соединенных Штатах высказывается за сохранение действующих торговых барьеров, даже если это приводит к замедлению экономического роста. Очевидно, что большая чистая прибыль от глобальной экономической интеграции – недостаточный довод для тех, кто потерял работу, и для многих других, чувствующих себя в опасности.

Недавно учрежденный Европейский фонд урегулирования глобализации (European Globalization Adjustment Fund, EGF) – общеевропейский ответ на эту проблему. EGF может расходовать в год до 500 миллионов евро в странах-членах ЕС на нужды работников, уволенных по причине перемен в их отрасли. Но делить выгоды глобализации с теми, кто проиграл в ее результате, традиционно считалось делом национальных правительств. Например, учрежденная администрацией Кеннеди в 1962 году организация America’s Trade Adjustment Assistance, послужившая образцом для EGF – чисто национальное предприятие. Так оправдано ли участие ЕС в этом деле?

Экономическим обоснованием Европейского фонда глобализации является то, что торговая политика делегирована на общеевропейский уровень, в то время как страны-члены Союза сохраняют за собой право вето. Возьмем, к примеру, гипотетический случай полной либерализации торговли в текстильной промышленности, который повлек бы за собой явно неодинаковые последствия, скажем, для Швеции, где этой промышленности почти нет, и Португалии, где ее доля существенна. Швеция бы явно оказалась при этом в выигрыше, в то время как Португалия бы сильно пострадала из-за большого количества увольнений в текстильной отрасли.

Отрицательные последствия таких излишеств серьезны. Статистика OECD показывает, что от 40 до 50 процентов уволенных работников производственной сферы в ЕС-15 остаются безработными спустя 24 месяца после увольнения. Примерно 30% работают на менее оплачиваемой работе. Только около четверти устраиваются на работу с зарплатой больше или равной прежней (см. диаграмму).