3

Китайский Си-фактор

ГОНКОНГ. До смены руководства ранее в этом году эксперты говорили, что Коммунистическая партия Китая намеревалась не допустить, чтобы к власти пришла неординарная личность. Обсуждалось, что КПК больше хотела кого-то похожего на уходящего в отставку бюрократического лидера Ху Цзиньтао, чем харизматичного преемника, такого, скажем, как бывший губернатор провинции Чунцин Бо Силай.

Тем не менее, нового председателя и руководителя КПК Си Цзиньпина вряд ли можно назвать скучным. Он начал свой срок, поклонившись статуе Дэн Сяопина в Шэньчжэне, где более трех десятков лет назад бывший лидер Коммунистической партии запустил кампанию по развороту сопротивляющейся партии лицом к реформам свободного рынка. На ноябрьском заседании высшего уровня Си изложил детали фундаментального изменения в экономическом направлении, которое может затмить деяния его предшественников.

Сейчас Си возглавляет новую экономическую группу, которая будет координировать и навязывать его реформы недовольным коллегам. В отличие от Ху, он сразу же стал главой вооруженных сил и сейчас параллельно руководит советом национальной безопасности. На первый взгляд кажется, что рождается новый «верховный лидер».

Недавняя история объясняет эту реконцентрацию власти. В 1993 руководители центрального правительства обладали относительно ограниченной властью: они не контролировали денежные ресурсы и с трудом увольняли с должностей губернаторов провинций или перемещали высоких военачальников. Годовой доход центрального правительства был низким; на самом деле, пропорционально ниже, чем доход центральных правительств каких-либо других экономик крупных стран.