Спасутся ли «грешники» Европы?

Когда немецкие официальные лица в 90-е годы настаивали на принятии «Пакта о стабильности и развитии» как предварительном требовании для отказа от собственной валюты, они не предполагали, что Германия окажется первой страной, нарушившей этот пакт. В то время как в нем говорится, что долг правительства не может состалять более 3% от ВВП, в Германии дефицит государственного бюджета достигал в 2002–2004 годах 3,7% от ВВП и более.

Однако «грешили» и другие страны. Франция также нарушала финансовый критерий пакта в эти три года. Португалия сделала это в 2001 году, а Нидерланды – в 2003-м. Греция слукавила, обойдя требования при помощи манипулирования статистикой: хотя заявленные дефициты были ниже предельной величины, страна была вынуждена признать, что реально дефицит с 2000 по 2004 год составлял в среднем 4,3% и никогда не опускался ниже 3,7%.

Другие страны добились в этом плане большего успеха благодаря благоприятным обстоятельствам. Италия, например, получила выгоду не только от творческого подхода к бухгалтерии со стороны собственного правительства, но и от того факта, что введение евро привело к сближению процентных ставок в Европе. Долгосрочные процентные ставки по облигациям итальянского правительства упали с примерно 12% до 4% за десять лет, с 1994–95 до 2004–05 года. При том, что для Италии соотношение долг страны/ВВП в настоящее время составляет примерно 106%, снижение расходов на покрытие долга уменьшило долю государственного долга более чем на 8%.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

or

Register for FREE to access two premium articles per month.

Register

https://prosyn.org/cqttbXUru