6

Сможет ли Лондон пережить Брексит?

ЛОНДОН – Брексит стал голодной кошкой для финансовых голубей лондонского Сити. Никто пока не знает, какого рода доступ к единому финансовому рынку Евросоюза получат британские компании. А после того как премьер-министр Тереза Мэй назначила всеобщие выборы на 8 июня, картина стала ещё менее понятной, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Однако есть настойчивое ощущение, что ситуация вряд ли останется неизменной и что у выхода из ЕС будет своя высокая цена.

В результате, компании из сектора финансовых услуг, зарегистрированные в Британии, а особенно те из них, кто выбрал Лондон для размещения европейской штаб-квартиры именно с целью получить гарантированный доступ ко всему рынку ЕС, проводят ревизию вариантов дальнейших действий. Более того, регуляторы обязали их этим заняться, попросив оценить, как именно они будут продолжать оказывать услуги своим клиентам в случае «жёсткого» Брексита (правительство Мэй предпочитает говорить о «чистом» Брексите, но это всё семантика).

Конкурирующие европейские центры увидели здесь шанс вернуть часть финансового бизнеса обратно на континент (��ли в Ирландию). Правительства других стран ЕС уже давно недовольны доминированием Лондона. Им неприятно осознавать, что главный центр торговли финансовыми инструментами, номинированными в евро, находится вне еврозоны.

Буквально несколько лет назад Европейский центральный банк пытался добиться перевода клиринга инструментов в евро под свою исключительную юрисдикцию, но Европейский суд своим решением не позволил ему это сделать. Есть какая-то ирония в том, что выход Великобритании из-под юрисдикции Европейского суда сейчас является одной из главных задач Мэй.

В результате, одна за другой делегации министров, мэров и различных лоббистов финансовых центров заполняют лучшие отели Лондона и повышают обороты местных люксовых ресторанов. Люксембург, Франкфурт, Дублин и другие города сделали заманивающие презентации о своих конкурентных преимуществах перед Лондоном: низкая стоимость недвижимости, низкие корпоративные налоги (это звучит убедительно, если произносится с ирландским акцентом), рестораны с мишленовскими звёздами, дилерские центры автомобилей Porsche – все основные услуги, которые нужны оживлённому финансовому центру.

Некоторые из этих презентаций могут вызвать кривую улыбку или даже две. Президент Франции Франсуа Олланд был избран на свой пост, благодаря заявлениям о том, что мир больших финансов – это его враг. Тем не менее, президент столичного региона Иль-де-Франс недавно пообещала «красно-бело-синюю» ковровую дорожку для любого менеджера хедж-фонда, который купит билет на поезд «Евростар» до Гар-дю-Нор в один конец. Это был язвительный намёк на заявление бывшего премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона, который пообещал красную ковровую дорожку французским банкирам, бегущим от запретительного уровня налогов, забастовок и ограничений трудового законодательства.

Внезапно все полюбили этих господ вселенной, которые чуть не разрушили мировую финансовую систему в 2008 году. Получили по заслугам, как говорится.

Вся эта рекламная активность вновь сделала актуальным вопрос о том, каким именно сочетанием качеств должен обладать успешный финансовый центр. Этот вопрос задавался много раз, и консалтинговые фирмы заработали хорошие деньги, предлагая свои патентованные ответы на него. В предкризисном исследовании McKinsey по заказу бывшего мэра Нью-Йорка Майкла Блумберга рекомендовалось копировать систему финансового регулирования в Лондоне, которая вскоре после этого пошла прахом. Чиновники Гонконга проводили оценку финансового регулирования в городе с целью выявить способы повышения его привлекательности для международных компаний, но выяснили, что компаниям в реальности нужен более чистый воздух и увеличение количества международных школ. Ни то, ни другое не входит в компетенцию монетарных властей (а в случае с загрязнением воздуха даже в компетенцию правительства Гонконга).

Многочисленные опросы компаний по поводу причин их выбора того или иного места для ведения бизнеса дают фактически замкнутые ответы. Компании говорят, что ведут свой бизнес здесь, потому что здесь находятся офисы других компаний, и в результате им проще вести бизнес с основными партнёрами. Впрочем, есть и несколько постоянных сюжетов.

Зарубежные компании любят, когда к ним относятся так же, как к местным конкурентам. Тем самым, любое политически мотивированное регулирование их отпугивает. Кроме того, они хотят независимую судебную систему, защищающую права собственности. И они хотят иметь доступ к квалифицированным кадрам.

С этими показателями у Лондона и Нью-Йорка всё по-прежнему не плохо. По данным свежего выпуска «Индекса глобальных финансовых центров», опубликованного в марте компанией Z/Yen, Лондон удерживает первое место в этой лиге, немного опережая Нью-Йорк.

Однако за год рейтинги обоих городов резко упали, а разрыв между ними и занимающим третье место Сингапуром, год назад превышавший 30 пунктов, теперь стал равен всего лишь 20 пунктам. Более того, почти все азиатские центры повысили свои рейтинги, причём быстрее всего растёт Пекин, поднявшийся с 26-го места на 16-е.

Если мы посмотрим на Европу, то здесь помимо Лондона единственным финансовым центром в глобальном «топ-20» является Люксембург, занимающий 18-е место, что на шесть позиций хуже, чем в прошлом году. Франкфурт находится на 23-м месте (опустился на четыре места), а Париж сохраняет своё 29-е место уже пару лет. Иными словами, у Лондона в Европе громадное преимущество.

Будет ли Брексита достаточно, чтобы фундаментально изменить эту картину. Ответить на этот вопрос пока трудно. Один из ключевых факторов, влияющих на решения компаний, – национально нейтральная система регулирования в Лондоне – вряд ли претерпит изменения, так же как и судебная система. Эти преимущества необходимо сохранять.

Ключевым фактором смены прописки, скорее всего, станет вопрос о доступности квалифицированных кадров. Финансовые компании Лондона привыкли к тому, что могут набирать персонал из любой страны ЕС. Более того, британские власти проявляли гибкость и в отношении работников из стран, не входящих в ЕС. А поскольку большинство честолюбивых, профессиональных финансистов в Европе говорят на хорошем английском, у компаний есть возможность ловить рыбу в глубоком пруду.

Сохранится ли этот пруд после Брексита – это важнейший политический вопрос для лондонского Сити на предстоящих переговорах о выходе из ЕС. Будущий премьер-министр Великобритании, которым может снова стать Мэй, должен будет дать на него правильный ответ. В противном случае Лондон потеряет своё первое место в этой лиге.