0

Принесет ли боль Америки выгоду Китаю?

НЬЮ-ЙОРК - В своих попытках осуществить план по спасению американской финансовой системы, представители администрации Буша заговорили о приведении «великой депрессии» 1930-ых годов. Однако, для большинства азиатов воспоминания об экономическом Армагеддоне является куда более свежими.

Азиатский финансовый кризис, который случился десятилетие назад, поставил на колени банки, корпорации и правительства. Первой искрой костра стало обесценивание тайского бата летом 1997 года. Очень быстро инфекция распространилась по всей Восточной Азии, а ее волна последовательных девальваций национальных валют докатилась до России и Бразилии. Затянувшиеся «экономические чудеса» Южной Кореи и Гонконга закончились, а вместе с ними замедлился экономический рост Индонезии и Таиланда.

Главный урок, который был сделан из того кризиса, заключался в идее создания больших валютных резервов. Это стало важным догматом среди восточноазиатских правительств. В 1990-ые годы, быстрорастущие экономические системы Азии располагали небольшими резервами, несмотря на быстро развивающийся экспорт и иностранные инвестиции. Как только в 1997 году началось резкое падение, нехватка правительственных запасов стала препятствовать их способности спасти разоряющиеся банки, вынуждая те обратиться за помощью к международным учреждениям.

Но помощь Международного валютного фонда пришла с определенными условиями, включая требования ускоренной либерализации рынка ценных бумаг, которая привела к еще более масштабному кризису. Действительно, то, что на Западе называют «азиатским финансовым кризисом», в Азии известно под названием «кризис МВФ». Политическое унижение и экономическая фрустрация, последовавшие за выполнением требований МВФ, подтвердили первостепенную важность накопления больших резервов, причем не только для поддержки стабильности валюты, но и для сохранения экономического суверенитета.