Vehicles of Japan's auto giant Nissan Motor are ready to ship abroad before a cargo ship YOSHIKAZU TSUNO/AFP/Getty Images

Почему нам нужна глобализация

ТОКИО – Референдум о Брексите, избрание Дональда Трампа президентом США, рост поддержки популистских партий в таких странах, как Германия и Италия, – всю эту электоральную встряску в странах западной демократии, наблюдаемую в последние годы, нередко объясняют (по крайней мере, отчасти) недовольством глобализацией. Но глобализация не заслуживает гнева избирателей.

Нет сомнений в том, что глобализация может ухудшить положение некоторых групп населения в странах, участвующих в международной торговле. Люди, занятые в отраслях, которые подвержены влиянию конкуренции со стороны иностранной рабочей силы, оказываются особенно уязвимы. Иммиграция увеличивает число работников, готовых согласиться на более низкие зарплаты, что фактически приводит к снижению зарплат местных работников, особенно занятых низкоквалифицированным трудом. Перенос деятельности за рубеж (офшоринг) даёт компаниям возможность выводить, например, промышленное производство в те страны, где больше дешёвой рабочей силы.

Однако в целом аргументы в пользу глобализации, в том числе в пользу свободной торговли и, как минимум, определённой открытости к миграции, являются достаточно сильными, потому что она увеличивает совокупное богатство участвующих в ней стран. Всё, что нужно для устранения перечисленных слабых сторон, – это эффективная политика перераспределения доходов, в том числе сильная система социальной защиты.

Впрочем, подобная компенсационная политика проводится редко, из-за чего среди тех групп населения, которые оказываются в числе проигравших, нарастает разочарование. После этого появляются политики, готовые воспользоваться этим недовольством, чтобы проводить политику, которая полностью противоположна той, что необходима. Нигде эта тенденция не проявляется так ярко (и с такими серьёзными последствиями), как в США, где администрация Трампа рискует спровоцировать торговую войну с Китаем под предлогом удовлетворения интересов некоторых представителей своего электората.

Пошлины, которые пообещал ввести Трамп, нацелены, прежде всего, на снижение размера дефицита Америки в двусторонней торговле с Китаем. Трамп, похоже, не понимает, что это нормальная работа рынка, когда одна сторона покупает больше, чем продаёт своему партнёру, и наоборот. Если запретить торговый дефицит, тогда мировая экономика, по сути, вернётся к бартерной системе, а возможности государств зарабатывать на своих конкурентных преимуществах резко сократятся.

Это не новая информация. Закон Смута-Хоули о пошлинах 1930 года, поднявший американские пошлины более чем на 20 тысяч наименований импортных товаров на целых 50%, предназначался для защиты американских фермеров и бизнеса. Но вместо этого он спровоцировал ответные меры со стороны торговых партнёров Америки, что привело к спаду объемов мировой торговли на 66% в период с 1929 по 1934 годы, усугубив Великую депрессию. Не удивительно поэтому, что такое большое число экономистов, включая и меня, подписали сейчас письмо в адрес конгресса США. Оно схоже с письмом, написанным в 1930 году. Надо надеяться, что на этот раз законодатели прислушаются.

Subscribe now

Exclusive explainers, thematic deep dives, interviews with world leaders, and our Year Ahead magazine. Choose an On Point experience that’s right for you.

Learn More

Впрочем, в дебатах по поводу торговых балансов есть ещё одно измерение, о котором часто забывают: инвестиции. В прошлом году профицит Японии в торговле с США вырос на 3,1% до $69,7 млрд, что вызвало недовольство у министерства торговли США. Однако такая упрощенческая позиция игнорирует рост инвестиций японских компаний в США на протяжении двух последних десятилетий.

Инвестиции японских транснациональных компаний, особенно в промышленное производство, помогли создать в США в 2015 году 856 тысяч рабочих мест, благодаря которым американские работники получили выплаты на общую сумму $72,2 млрд. По этому показателю Япония уступает лишь Великобритании, которая создала в США 1,1 млн рабочих мест с общими выплатами в размере $84,9 млрд. Между тем, благодаря инвестициям южнокорейских компаний было создано только 45 тысяч рабочих мест в США, а в случае с китайскими компаниями эта цифра составила всего лишь 38 тысяч. Японские транснациональные фирмы являются ключевыми инвесторами в десяти штатах США, в том числе в Калифорнии, Кентукки, Небраске и даже в штате Огайо из «Ржавого пояса», где недовольные глобализацией избиратели существенно помогли победе Трампа.

Избиратели относятся к инвестициям иначе, чем к другим формам глобализации. Частичное поглощение аграрной компании Gavilon (Омаха) японским конгломератом Marubeni не спровоцировало того недовольства, которое обычно вызывает иностранный импорт или мигранты. Возможно, люди понимают, что такой шаг может открыть для сельского хозяйства Небраски доступ к новым рынкам (особенно в Китае).

Такое различие в отношении не является уникальным для США. В Венгрии антиглобалистские (в первую очередь, антииммигрантские) настроения помогли премьер-министру Виктору Орбану остаться на третий срок подряд, благодаря убедительной победе на выборах в этой стране 8 апреля. Однако к инвестициям японских компаний, например Subaru, в Венгрии относятся не просто терпимо – они приветствуются.

Выясняется, что некоторые аспекты глобализации вызывают более сильное недовольство, чем другие её аспекты. Причиной подобной ситуации, по-видимому, является (по крайней мере, отчасти) отсутствие понимания того, как именно функционирует мировая торговля, а также тех выгод, которые она приносит. Свободная торговля, миграция и прямые иностранные инвестиции обещают значительные потенциальные выгоды всем участвующим в этих процессах сторонам. Можем ли мы позволить невежеству и политическому оппортунизму помешать нам осознать их?

http://prosyn.org/b2wZzPW/ru;

Handpicked to read next

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.