21

Меры строгой экономии и деморализация

НЬЮ-ХЕВЕН – Высокий уровень безработицы, который мы имеем на сегодняшний день в Европе, Соединенных Штатах и других местах, это трагедия, и не только из-за совокупных потерь дохода, которые она с собой несет, но и из-за эмоциональной и личной цены, которую платят безработные, не являясь частью рабочего сообщества.

По мнению некоторых покровителей мер жесткой экономии, она должна улучшить моральный дух. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, сторонник жесткой экономии, считает, что его программа снижает «зависимость от социального обеспечения», восстанавливает «твердость духа» и стимулирует «созидателей, творцов, жизнеутверждателей». Кроме того, американский конгрессмен Пол Райан утверждает, что его программа является частью плана по содействию «духу творчества и предпринимательства».

Некоторые виды программ строгой экономии действительно могут поднять уровень морали. Монахи находят свой смысл жизни в самых суровых условиях, и считается, что военные учебные лагеря формируют характер. Однако вид жесткой экономии бюджетных средств, практикуемый на данный момент, неизбежно влечет за собой потерю рабочих мест, оставляя у людей только чувства отторжения и исключения.

Можно представить себе, что период безработицы может быть временем для размышлений, восстановления личных связей и возвращения к фундаментальным ценностям. Некоторые экономисты даже считали раньше, что это позволит нам еще больше наслаждаться отдыхом. Джон Мейнард Кейнс в своем эссе 1930 года «Экономические возможности для наших внуков» предположил, что в течение ста лет, то есть к 2030 году, более высокий уровень доходов позволит сократить средний рабочий день до всего лишь трех часов, с рабочей неделей всего лишь в 15 часов.