18

Длительная загадка низких процентных ставок

КЕМБРИДЖ. В то время как политики и инвесторы продолжают сетовать по поводу рисков, создаваемых сегодняшними сверхнизкими мировыми процентными ставками, ученые экономисты продолжают спорить о лежащих в их основе причинах. К данному моменту все приняли ту или иную версию заявления от 2005 г. председателя Федеральной резервной системы США Бена Бернанке о том, что в корне проблемы лежало «изобилие всемирных сбережений». Но экономисты спорят по поводу того, почему возникло данное изобилие, как долго оно будет сохраняться и, самое главное, хорошо ли это.

В своем выступлении Бернанке выделил несколько причин: часть причин приводила к снижению потребности во всемирных сбережениях, а другая часть приводила к росту предложения. В любом случае процентные ставки должны были снизиться для того, чтобы расчистился мировой рынок облигаций. Он также указал на то, что азиатский финансовый кризис в конце 1990-х привел к резкому падению ненасытного спроса данного региона на инвестиции, одновременно побудив азиатские правительства накапливать ликвидные активы в качестве страхования от очередного кризиса. Бернанке также отметил рост пенсионных сбережений стареющего населения Германии и Японии, а также сбережения стран-экспортеров нефти с их стремительно растущим населением и беспокойством по поводу доходов от продажи нефти в долгосрочной перспективе.

Кредитно-денежная политика, между прочим, в диагнозе от Бернанке особо не фигурировала. Как большинство экономистов, он считает, что, если политики попытаются достаточно долго удерживать процентные ставки на искусственно низком уровне, то в конце концов спрос резко подскочит и инфляция взлетит вверх. Поэтому, если инфляция низкая и стабильная, центральные банки нельзя обвинять в низких долгосрочных ставках.

Я сильно подозреваю, что если опросить инвесторов, то кредитно-денежная политика не будет отсутствовать в списке, а окажется в его начале как объяснение низких мировых долгосрочных процентных ставок. Тот факт, что столь многие инвесторы придерживаются данного мнения, должно нас заставить дважды подумать, прежде чем освобождать кредитно-денежную политику от всякой ответственности. Тем не менее, я разделяю инстинкт Бернанке, говорящий ему, что, хотя центральные банки действительно устанавливают краткосрочные процентные ставки, они практически никак не влияют на долгосрочные реальные (с поправкой на инфляцию) ставки, за исключением скромного воздействия с помощью политик управления портфелями ценных бумаг (например, «количественного смягчения»).