0

Чья война с терроризмом?

«Мы все американцы», - писала Le Monde 12-го сентября 2001 года. И так же считало большинство людей в мусульманском мире, которые как и все человечество были потрясены последствиями террористических актов в Нью-Йорке и Вашингтоне. Действительно, когда Америка нанесла ответный удар, почти никто не оплакивал падение «Талибан», которых осуждали за их фанатизм.

Однако такого единодушия больше не существует. За пять лет, прошедших с момента террористических актов, у так называемой «войны против терроризма» появились две аудитории. Действительно, в ходе этой «войны» аудитория, находящаяся ближе к месту действий, начала видеть разворачивающуюся борьбу в диаметрально противоположном свете, чем в Соединенных Штатах и на Западе.

Для американской администрации, каждое действие в драме войны с терроризмом было отдельным и независимым от других: Афганистан, Ирак, Палестина и «Хезболла» в Ливане. Администрация Буша, объявив войну терроризму, предприняла вторжение и оккупацию других стран, однако оказалась не в состоянии понять, что эти события являются взаимосвязанными в глазах жителей региона. В не сходящих с «Аль-Джазиры» и других арабских спутниковых каналов различных битвах «войны против терроризма» стали видеть единую цепочку событий в грандиозном плане, направленном против ислама.

Что еще хуже, Америка вела свои войны под знаменем демократии. Однако надежды людей региона на демократию, светскую или исламистскую, были погребены под руинами Багдада, Бейрута и Кандагара.