Чья Грузия?

В последние недели лидеры различных оппозиционных организаций Грузии, таких как «Антисорос» и «Справедливость», попали в тюрьму по несправедливым обвинениям в подготовке государственного переворота, организованного Россией. Но волна политических репрессий является всего лишь свидетельством отчаянных попыток президента Михаила Саакашвили остаться во власти. Из-за того, что недовольство народа растёт, а оппозиционные силы укрепляются, власти стараются подчинить себе неправительственные организации и укрепить силы безопасности. Но это неизбежно приведёт к массовым протестам, что поставит под серьёзную угрозу процесс перехода к демократии в Грузии, который, по словам Саакашвили, он представляет.

Саакашвили видит «руку Москвы» в любом противостоянии его власти, что может быть объяснено тесным сотрудничеством его правительства с Соединёнными Штатами. Но люди, попавшие в тюрьму при последнем рейде против оппозиции, ранее были посажены в тюрьму правительством Эдуарда Шеварднадзе, которое Саакашвили помог свергнуть во время предположительно демократической «Революции роз» в Грузии в 2003 г.

Последние события ясно указывают на то, что царистская ментальность пережила революцию. Она заключается в византийской модели политической власти, — император и его приближённые — главным двигателем которой является практически неограниченная власть президента. До того как силы безопасности обратили своё внимание на представляемый мной оппозиционный блок, сторонники реформ образования преследовались в судебном порядке, а большинство прессы находится под влиянием правительства.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/XU98BfP/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.