1

Чья корпоративная социальная ответственность?

НЬЮ-ЙОРК. Корпорации находятся под постоянно усиливающимся давлением, часто со стороны активистских неправительственных организаций (НПО), требующих от них взять на себя особые обязательства по «корпоративной социальной ответственности» (КСО). Но тот факт, что кто-то требует введения КСО, а кто-то иногда уступает данным требованиям, не привносит ясности ни в её логическое обоснование, ни в то, каким образом она должна выполняться.

КСО можно подразделить на две категории: что корпорации должны делать (скажем, помогать НПО по защите прав женщин или строить школы в сельской местности) и что они не должны делать (скажем, сливать ртуть в реки или осуществлять захоронение опасных материалов на мусорных свалках). Последнее является полностью условным и подчиняется имеющимся нормам (а в последнее время встал вопрос о том, как корпорации должны себя вести в отсутствие соответствующих норм в принимающей стране).

Но так ли хороши в действительности обязательства по КСО? Милтон Фридман и другие критики КСО часто спрашивали о том, является ли корпоративный альтруизм делом деловых людей. До появления корпораций фирмы были, в основном, семейными, как, например, фирма Rothschild. Когда они зарабатывали деньги, эти деньги шли, главным образом, в саму семью. Акты альтруизма, когда они случались, также зависели от семьи, которая решала, как и на что потратить свои деньги. Кто тратил деньги – семья или её акционеры и другие заинтересованные лица – к делу не относилось.

С появлением бизнес-корпораций крупные семейные фирмы, в целом, исчезли. Но это не означает, что корпорация является правильной единицей для альтруизма, несмотря на то что её различные заинтересованные лица, очевидно, могут потратить некоторую часть своего дохода, получаемого от корпорации и из других источников, на альтруистические цели. Вместо КСО нам нужна ЛСО (личная социальная ответственность).