0

Кто хочет мира на Ближнем Востоке?

Сорок лет, которые прошли с подписания мирного договора после шестидневной войны между израильтянами и палестинцами, кажутся столь долгими. Израиль все еще отказывается принимать новое палестинское правительство национального единства в качестве партнера по переговорам, потому что Хамас – часть этого правительства. В чем же причина этого мнимого парадоксом? Есть ли какая-нибудь надежда?

Палестинское правительство является объединенным в административном плане, но разделенным в политическом плане. У палестинцев одно правительство с двумя политическими курсами. С политической точки зрения премьер-министр Палестины Исмаил Ханиа против признания Израиля и уважения существующих соглашений. Он объявил, что он за продолжение сопротивления во всех формах. Какую гарантию о честности намерений для достижения мирного соглашения можно ожидать от такой позиции?

Это вопрос, который должен задать себе Европейский Союз в то время, как он решает, следует ли возобновлять финансовую помощь палестинским властям. ЕС должен разъяснить Хамасу, что Союз не собирается финансировать террор и не собирается финансировать отказ заключить мир. Если палестинцы хотят получать европейскую помощь – которую я полностью поддерживаю – они должна быть готовы заключить мир, а не нарушать мир. В конце концов, вызывает возражения не Хамас как партия; вызывает возражения политика и методы, которые преследует Хамас. Мы ничего не имеем против Хамаса; мы против их агрессивной политики, которую служба в правительстве ничуть не изменила.

Было время, когда Организация Освобождения Палестины (ООП) занимала позиции, которые были такими же, которые сейчас занимает Хамас. Потом ООП изменилась. Если сегодняшнее палестинское руководство изменит свою позицию, с нашей стороны не будет никаких проблем. Мы ничего не будем иметь против переговоров. Мы за переговоры. Мы за “решение об образовании двух государств”. Мы принимаем “карту дорог” на Ближнем Востоке. Террор – вот мы против чего.