Кому принадлежит Боливия?

Несколько месяцев назад Эво Моралес стал первым представителем коренного населения Боливии, избранным главой государства путем демократических выборов. Коренные жители Боливии составляют 62% всего населения страны, а лица смешанной крови – 30%, однако на протяжении 500 лет Боливией правили представители колониальных держав и их потомки. Даже в двадцатом веке коренные жители были фактически лишены права голоса. Аймара и квечуа – языки коренного населения – не признавались даже для ведения общественных дел. Так что избрание Моралеса стало поистине историческим, и Боливия охвачена радостным волнением.

Но национализация Моралесом нефтяных и газовых месторождений Боливии имела эффект взрывной волны для международного сообщества. Во время своей предвыборной кампании Моралес не скрывал намерений усилить государственный контроль над нефтегазовыми ресурсами страны. Но он также дал ясно понять, что не намеревается экспроприировать собственность энергетических фирм – он не хотел, чтобы иностранные инвесторы покинули страну. (Национализация, конечно же, необязательно означает экспроприацию без соответствующей компенсации). Что, наверное, удивительно для современного политика, Моралес серьезно относится к собственным словам. Искренне озабоченный тем, как повысить доходы своих отчаянно бедных сограждан, он осознает, что Боливии необходимы знания и опыт иностранных инвесторов, чтобы достигнуть экономического роста, и что это требует справедливой оплаты их услуг. Но получают ли иностранные владельцы больше, чем справедливую норму прибыли?

Действия Моралеса находят широкую поддержку среди боливийцев, которые считали так называемую приватизацию (или «капитализацию») при правлении бывшего президента Гонсало «Гони» Санчеса де Лосада открытым грабежом: Боливия получила всего 18% вырученных денег! Боливийцы недоумевают, почему инвестиции в размере 3 миллиардов долларов должны дать иностранцам право на 82% огромных запасов природного газа страны, которые на сегодняшний день оцениваются в 250 миллиардов долларов. В то время как пока что нет полной информации о доходах, приносимых нефтегазовым сектором, или же оценки истинной стоимости инвестиций, похоже, что инвесторы (при старых условиях) должны были вернуть все свои деньги в течение всего четырех лет.

We hope you're enjoying Project Syndicate.

To continue reading, subscribe now.

Subscribe

Get unlimited access to PS premium content, including in-depth commentaries, book reviews, exclusive interviews, On Point, the Big Picture, the PS Archive, and our annual year-ahead magazine.

http://prosyn.org/72DZezZ/ru;

Cookies and Privacy

We use cookies to improve your experience on our website. To find out more, read our updated cookie policy and privacy policy.