0

Каким будет новый Ближний Восток?

БЕРЛИН. Независимо от того, преуспеет ли демократизация на «новом Ближнем Востоке» или авторитарные формы правительств возобладают вновь, одно коренное изменение уже стало очевидным: никто не будет в состоянии управлять, не принимая во внимание мнение общественности внутри страны.

Эта перемена изменит параметры внешней политики ближневосточного конфликта (как израильско-палестинского конфликта, так и конфликта между израильтянами и арабами в более широком смысле). Несмотря на войны в Ливане и Секторе Газа, а также интифады на оккупированном Западном берегу реки Иордан, эти параметры оказались удивительно устойчивыми в течение многих десятилетий, будучи закрепленными мирными соглашениями с Египтом и Иорданией и соглашениями в Осло с палестинцами.

Но все это вскоре изменится. И хотя тектонические сдвиги в регионе были вызваны «Арабским пробуждением», его игроки не ограничены арабским миром или границами ближневосточного конфликта. Соединенные Штаты, Европа, Турция и, в некотором смысле, Иран ‑ все играют в этом свою роль, некоторые более непосредственно, чем другие.

Давайте начнем с США. Речь президента Барака Обамы в Каире два года назад стала поводом для больших ожиданий, но лишь немногие из них были (а то и вообще не были) выполнены. Вместо этого США позволили формироваться политическому вакууму в отсутствии любых действий со стороны правительства Израиля. Этот вакуум теперь заполнен Арабским пробуждением.