nye225_Emilio NavasSOPA ImagesLightRocket via Getty Images_USflaghongkong Emilio Navas/SOPA Images/LightRocket via Getty Images

Что случилось с мягкой силой?

КЕМБРИДЖ – К концу 2021 года Россия сосредоточила войска у своей границы с Украиной; Китайские военные самолеты летали вблизи Тайваня; Северная Корея все еще продолжает свою программу по созданию ядерного оружия; а боевики Талибана патрулировали улицы Кабула. Наблюдая за всем этим, друзья задали мне вопрос: “Что случилось с мягкой силой?”

Один из ответов можно найти в других недавних событиях, таких как виртуальный саммит за демократию Президента Джо Байдена, на котором присутствовали представители более 100 стран. Будучи исключенным из этого процесса, Китай выступил в эфире и социальных сетях с заявлением о том, что у него иной и более стабильный тип демократии, чем тот, который превозносят Соединенные Штаты. То, что мы видели, было соперничеством великих держав за мягкую силу, понимаемую как способность влиять на других посредством привлечения, а не принуждения или оплаты.

Когда я впервые написал о “мягкой силе” в 1990 году, я пытался преодолеть дефицит того, как аналитики думают о силе в целом. Однако эта концепция постепенно приобрела более политический резонанс. В некотором смысле основная мысль не нова; подобные концепции восходят к древним философам, таким как Лао-Цзы. Мягкая сила относится не только к международному поведению или к США. Многие малые страны и организации также обладают силой привлечения; а в демократических странах, как минимум, мягкая сила является важным компонентом лидерства.

To continue reading, register now.

As a registered user, you can enjoy more PS content every month – for free.

Register

or

Subscribe now for unlimited access to everything PS has to offer.

https://prosyn.org/Hkt9nYyru